Австралия применила биологическое оружие против пришельцев. Неоднократно!

Сто лет австралийскую природу терроризировали привозные карпы, лисицы, дикие кошки и даже верблюды. Но самой большой бедой стали милые кролики и тростниковые жабы.

В середине 19 века французский зоолог Изидор Жоффруа Сент-Илер популяризировал идею переселения животных из одних частей света в другие для коммерческого разведения. Приживить в Европе ламу, яка, ангорскую козу у него не получилось. Зато идея акклиматизации европейских животных и растений в Австралии была встречена переселенцами на ура.

Первое профильное общество основали в юго-восточном штате Виктория в 1861 году. Одним из первых членов стал англичанин Томас Остин. Ему было чем гордиться. На своих 12 тысячах гектаров он акклиматизировал дроздов, куропаток и диких кроликов.

В 1859 году Остин выпустил на волю два десятка этих зверьков, чтобы добавить родных ноток австралийскому пейзажу и мишеней себе для охоты. Позже он хвалился, что его земли «так полны дичью, как редко увидишь в Британии». Когда угодья Остина посетил герцог Эдинбургский, он за 4 часа застрелил 416 кроликов. Воодушевленные примером, выпускать кроликов стали и другие фермеры штата.

Очень скоро стали ощутимы последствия.

Допрыгались

В 1850-х годах за убийство одного кролика на землях крупного землевладельца Джона Робертсона был присужден штраф в 10 фунтов. В конце 1860-х Робертсон сам тратил на уничтожение кроликов до 5 тысяч фунтов в год.

Австралийский климат позволил прожорливым зверькам размножаться круглый год. Они уничтожали посевы и выедали траву, оставляя после себя только сухую землю. Нашествие кроликов назвали «серым покрывалом» — Grey Blanket. Покрывало накрывало Австралию со скоростью 100 километров в год.

Уже в начале 1880-х годах из-за кроликов были покинуты первые фермы. В 1887 году их впервые увидели на северо-востоке Австралии, в штате Квинсленд. К 1890-м годам популяция вышла из-под контроля. К 1926 году в Австралии по некоторым подсчетам было около 20 миллиардов кроликов — по 3333 на человека.

Rabbits around a waterhole
Кролики вокруг водоема, Австралия. Источник: National Archives of Australia

Убей кролика — спаси Австралию!

В 1875 году в штате Южная Австралия был принят акт, обязывающий фермеров убивать кроликов при встрече и предоставлять властям шкурки в доказательство. Кто сдавал мало шкурок, платил штраф. Передовики получали бонусы.

К периоду Великой депрессии 1930-х годов охотниками на кроликов стали едва ли не все жители континента. Даже школьники занялись охотой ради карманных денег. Многие профи делали на кроликах состояния. Некий Макс Каучер ставил за ночь до 250 силков, его личный рекорд — 176 пойманных кроликов за день.

Крупные кроличьи фермы не разводили зверьков, а скупали тушки у охотников. В день свежевали по 2000—2500 штук. В десятилетия между Первой и Второй мировой войнами индустрия давала австралийцам больше рабочих мест, чем любая другая. В 1940-е годы страна ежегодно экспортировала около 100 миллионов шкурок. Но кроликов меньше не становилось.

rabbit hunting Rocky View Alectown
Охотник возле тушек кроликов. Станция Рокивью, Алектаун, Австралия. Фото: A B Unger Otto Salan, Herb Unger / State Library of NSW
Pile of rabbit skins from the winter extermination work - Rocky View, Alectown, NSW
Дети у кучи кроличьих шкур. Станция Рокивью, Алектаун, Австралия. Фото: A B Unger From L: Ernest and Herb / State Library of NSW
wo men standing beside rabbit carcasses hanging on a fence. This photo was taken at the height of the 1949 rabbit plague. In 1950, the myxomatosis virus was introduced to Australia in an attempt to control rabbit populations
Туши кроликов на заборе. Фотография сделана в 1949 году. Источник: State Library of Victoria
Rabbits trapped at tank on
Кролики, пойманные в ловушку около водоема. Гериламбон, Австралия, 1938 год. Источник: State Library of New South Wales
Shooting trip during holidays - Tarwonga, VIC
Охота на кроликов во время выходных. Тарвонга, Виктория, Австралия, 1934-35 гг. Фото: Ray Massey / State Library of NSW

Отгородись от кролика —
спаси хоть что-нибудь

Оградить плодородную часть Западной Австралии от «серого покрывала» решили забором, протянув его через весь континент с севера на юг. Возведение Ограды №1 началось в конце 1901 года. Проволочный забор возвышался на 1,1 метра и был вкопан в землю на 30 сантиметров. Через каждые 34 километра — ворота для проезда. Ограду №2 начали в 1904-м, Ограду №3, отчаянную попытку уберечь от кроликов хоть что-то, — в 1906-м. Совокупная длина заборов составила 3256 километров.

Эта монструозная баррикада стоит и сегодня. Она обходится государству довольно дорого, ведь каждый год нужно менять примерно 3 % длины. Со временем забор стал значительно выше и сменил функцию: теперь блокирует перемещение кенгуру, динго и страусов эму. А проблему кроликов решила биологическая война.

Rabbit gate at Stanthorpe, Christmas 1934
Заграждение от кроликов в Станторпе. Квинсленд, Австралия, 1934 год. Источник: John Oxley Library, State Library of Queensland
Cartoon in response to Mr Stevenson's (M.L.A.) suggestion for the erection of a rabbit fence between New South Wales and Queensland to check the invasion of rabbits
Карикатура на предложения г-на Стивенсона об установке забора от кроликов между Новым Южным Уэльсом и Квинслендом, 1884 год. Источник: Queensland figaro and punch / Wikipedia

Зарази кролика — верни себе страну

31 августа 1887 года правительство штата Новый Южный Уэльс предложило награду в 25 тысяч фунтов (около $1,5 миллиона по сегодняшнему курсу) за «любой еще не опробованный в колонии метод или процесс эффективного уничтожения кроликов».

Из 1456 заявок самой интересной была идея Луи Пастера. Французский микробиолог предложил заразить зверьков куриной холерой. Культуру этой болезни он недавно смог получить в чистом виде. Заболевание, теперь известное как пастереллез, прививалось кроликам на острове Родд около Сиднея. Руководили процессом два ассистента Пастера и ученик Роберта Коха. То есть, на крохотном островке собрались представители двух крупнейших школ микробиологии того времени.

Все опять закончилось плохо. Ученые переругались — французы обвиняли немца в краже и перепродаже их технологий. Тем временем, кроликов холера не брала — смертность чуть превышала 30 %.

Первое предложение применить вирус миксомы поступило только в 1919 году. Это заболевание было смертельным для кроликов, прекрасно переносилось насекомыми, не заражало других животных и людей. Тогда австралийское правительство отвергло идею как слишком опасную. К реализации вернулись только после Второй мировой, когда вирус лучше изучили.

В конце 1951-го началась эпидемия. Миксома распространялась москитами. Фермеры стали требовать штамм вируса, чтобы заразить и своих кроликов. Началась великая травля. Выжил только каждый двадцатый кролик.

Однако вредители не сдавались. Уцелевшие развили иммунитет и в 1990-м их пришлось травить новой напастью — вирусом, вызывающим геморрагическую болезнь. Так Австралия почти победила кроликов. Остались жабы.

Myxomatosis experiment, Sherwood, c 1952
Эксперименты с миксоматозом. Шервуд, Австралия,1952 год. Источник: Queensland State Archives
Myxomatosis experiment, Sherwood, c 1952
Эксперименты с миксоматозом. Шервуд, Австралия,1952 год. Источник: Queensland State Archives

Жаболингус

102 тростниковые жабы ага прибыли из Пуэрто-Рико в Австралию с особой миссией. 17 июня 1935 года они прошли таможню в Сиднее, чтобы бороться с бичом австралийских фермеров — тростниковым жучком Phyllophaga Vandinei.

Первых жаб выпустили в речку Малгрейв на севере Квинсленда. Фермер по фамилии Бирн не уставал радоваться и повторял: «Ну наконец-то мы схватили этого жучка за яйца». Как признавал спустя 55 лет в интервью его сын Тип Бирн, неизвестно кто еще кого и за что схватил.

По пуэрториканским наблюдениям, жаба пожирала за сутки более 20 тростниковых жучков. В Австралии ага не ела вредителя, зато активно размножалась. Местных хищников, способных остановить ядовитую жабу, не существовало.

Cane toad distribution stills
Расселение тростниковой жабы в Австралии. Источник: Roke / CC BY-SA 3.0

К 1960-м годам популяция тростниковых жаб в Квинсленде превысила все мыслимые нормы. Этому способствовала их плодовитость и сексуальный аппетит. Американский ученый Дэниел Уилхофт написал журнальную статью об увиденном на дороге половом акте. Его поразило, что самка была мертва — размазана проехавшей машиной — и самца это не смущало; и что судя по времени суток и активности жаб, секс мог длиться уже 8 часов.

К 1978 году жабы пересекли границу штатов Квинсленд и Новый Южный Уэльс. Сегодня скорость их продвижения в новые области составляет до 100 километров в год. Зоологи с тревогой сообщают, что лапки австралийских жаб-ага стали заметно длиннее. Это вызывает у них артрит, но не снижает жажду увидеть мир. Они приучаются выживать в более сухом климате и при малом количестве водоемов. Они наносят гигантский урон местной фауне и особенно местной рыбе, икру которой жрут с удовольствием. В целом, жабы едят все, что движется и меньше их самих, включая шарики для пинг-понга.

reed toad kiss
Мужчина целует тростниковую жабу. Фото: Fiona Henderson / Flickr / CC BY 2.0

Сегодня в Квинсленде ага стали привычной частью ландшафта. Далеко не все их ненавидят. Еще в 1970-х местное наркосообщество заметило, что вырабатываемый тростниковыми жабами токсин буфотенин вызывает красочные галлюцинации. Одни лижут жаб ради прихода, другие курят высушенную шкуру.

Недостатка в наркотике нет. Сегодня популяция жаб-ага в Австралии неконтролируема. Для борьбы с ними думают задействовать плотоядных муравьев Iridomyrmex purpureus.

А, может, не надо?

Популярное: