Первый украинец в Антарктиде: Он шел бок о бок с Робертом Скоттом и выжил

Антон Лукич Омельченко добрался из Полтавы до Владивостока, пересек три океана, побывал в Антарктиде, прокладывал путь к полюсу и вернулся в траншеи Первой мировой. Все это благодаря лошадям.

4 января 1911-го года паровой барк «Терра Нова» причалил к самому южному континенту планеты. На ледяной берег сошли участники экспедиции Роберта Скотта. Они проиграют «Полярные гонки». Пятеро, включая капитана Скотта, погибнут на обратном пути к базе. Антону Омельченко повезет снова увидеть дом.

С Полтавщины во Владивосток

Антон Омельченко родился в 1883 году в селе Батьки Полтавской губернии. Еще маленьким вместе с братьями ездил в Ставропольский край работать у известного в то время коневода, отставного генерала Пеховского. Заметив талант Антона, парня отдали учиться на жокея. На бегах он завоюет Пеховскому немало наград.

После смерти помещика его имущество вместе с конным заводом перешло к полковнику Николаю Ведерникову. В 1904 году началась война с Японией. Полковник поехал служить на Дальний Восток, прихватив с собой Омельченко. По дороге, уже на подъезде к Владивостоку, Ведерников умер. Жокей самостоятельно добрался до города и устроился на ипподром.

Антон Омельченко стрижет старшего офицера британского флота Патрика Кохейна в лагере полярников на мысе Эванса, январь 1912 года. Фото: Herbert George Ponting / Science Photo Library / East News

Из Владивостока в Новую Зеландию

Экспедиция Эрнеста Шеклтона 1907–1909 годов показала неприспособленность лошадей к условиям Антарктики. Четверо из восьми животных умерли во время зимовки, остальные погибли по пути на полюс, поэтому британцы вынуждены были повернуть обратно в 180 километрах от победы.

Скотт не счел этот опыт полезным. Для перевозки грузов, кроме ездовых собак, решено было приобрести маньчжурских лошадей. В 1909 году на закупки во Владивосток отправляется экспедитор Сесил Генри Мирз. Когда-то он торговал мехом на Камчатке, говорил по-русски, но в животных не разбирался. Ему посоветовали обратиться к Омельченко.

Мирз просит жокея найти 20 белых «маньчжуров», так как Скотт считал, что животные темной масти умирают быстрее. Требование насмешило местных, однако Омельченко нашел по селам и стойбищам нужных коней. Украинец также взялся заботиться о животных по дороге в Новую Зеландию, куда вскоре должна была прибыть «Терра Нова». За три десятка лаек отвечал русский, сын ссыльнопоселенцев Дмитрий Гирёв. Зимой он через замерзший пролив возил почту с континента на остров Сахалин и обратно, и к своим 22 годам считался опытным каюром.

27 октября 1910 года в Веллингтоне собралась вся команда. Список из 65 участников экспедиции утвердили дома, в Великобритании, но теперь Скотт добавляет в штат Омельченко и Гирёва. 29 ноября отчалили.

Капитан Отс и лошади на борту «Терра Нова», 1910 год. Фото: Herbert George Ponting / Royal Collection Trust
Лошади на борту «Терра Нова», 1910 год. Фото: Herbert George Ponting / Royal Collection Trust Captain Oates and Siberian ponies on board Terra Nova

Из Новой Зеландии в Антарктиду

Уже через несколько дней Омельченко начнет страдать от морской болезни и терять подопечных. 1 декабря — сильный шквал. Плохо закрепленные мешки с углем и баки с бензином повредили палубу, и трюмы наполнились водой. Трюмные помпы оказались неисправными. Погибли две лошади и собака.

В январе 1911 года «Терра Нова» бросает якорь у антарктического острова Росса, откуда должен начаться путь к полюсу. Пока строят базу, Омельченко тренирует лошадей, помогает обустроить склады с продовольствием. В свободное время готовит еду, играет на балалайке и в футбол.

Роберт Скотт в дневнике называет 28-летнего украинца «замечательным маленьким человеком». Вспоминает, что тот не любил полярные ночи и панически боялся фосфоресценции морской воды. Крестьянин верил, что там плавают демоны, и даже приносил им жертвы, бросая сигареты в волны.

Кадр из документального фильма «90 градусов Южной широты» Герберта Понтинга, 1933 год

Во время путешествия украинец подружился с кавалерийским офицером, ветераном англо-бурской войны Лоуренсом Отсом. Когда отмечали день зимнего солнцестояния, они вместе со всей командой выпили пунша, а потом вдвоем танцевали до упаду.

«Отс находит время для конюха Антона, который едва говорил по-английски и страдал от приступов меланхолии. Он был суеверной и нервной личностью, тяжело работал на конюшне, но удивительно комфортно чувствовал себя на мысе Эванса. Хотя эти двое были из разных миров, они развили тихое уважение друг к другу», — рассказывает одна из биографий Отса.

В британских архивах сохранились сведения о зарплате украинца: во время плавания он заработал 60 фунтов стерлингов. Судя по крестикам вместо подписей в документах, Омельченко и Гирёв были неграмотными.

Конюх Антон Омельченко готовит пюре для животных, 1911 год. Фото: Herbert George Ponting / National Library of New Zealand

С острова Росса на Южный полюс

В конце октября 1911 года полярники группами отправляются в направлении полюса. Четыре человека должны идти до конца, восемь — команда поддержки и обустройства складов вдоль маршрута.

Собаки чувствуют себя хорошо, мотосани быстро ломаются. Группа Скотта с десятью лошадьми (другие умерли) стартует из базового лагеря 1 ноября. В этот день в дневнике капитан в последний раз вспоминает Омельченко: бедному маленькому жокею с его короткими ножками сложно держать темп по снегу. Через несколько дней Скотт назовет своих лошадей «клячами», которые стали слишком требовательны в еде.

Уставших животных, которые должны были быть ходячим запасом мяса, приходится убить раньше времени. Антон Омельченко возвращается на базу.

Роберт Скотт со спутниками дойдет до Южного полюса 17 января 1912 года и увидит там палатку с флагом Норвегии, которую 14 декабря 1911 года поставил Руаль Амундсен. Разочарованные, истощенные, обмороженные, больные цингой, британцы погибнут на пути к побережью.

Омельченко до весны пробыл в лагере, где при отсутствии лошадей помогал фотографу Генри Понтингу носить оборудование. Затем поплыл в Новую Зеландию. О трагической судьбе Скотта и героической смерти Отса конюх узнал уже после возвращения в Российскую империю.

Map used as end covers for “cheap edition
Маршрут Роберта Скотта к Южному полюсу с отметкой места, к которому вероятно пришел Антон Омельченко. Источник: Scott's Last Expedition, John Murray, 1923 / National Library of Scotland
Экспедиция «Терра Нова». Роберт Скотт в центре, Антон Омельченко отмечен кругом. Фото: Herbert George Ponting / Royal Collection Trust

Молниеносный финал

О жизни Антона Омельченко после Антарктиды известно немного. Прошел Первую мировую и Гражданскую войны, вернулся в родное село, женился и работал почтальоном. По рассказам внуков, ездил на торжественную встречу полярников в Лондон, получил медаль, пожизненную пенсию и членство в Королевском географическом обществе.

Пенсия Омельченко приходила только до 1927 года, пока Великобритания и СССР не разорвали дипломатические отношения. И медаль с силуэтом корабля «Терра Нова» куда-то исчезла.

Семейная легенда гласит, что весенним днем в 1932 года Антон Лукич сказал родным, что сегодня умрет. Умылся, надел чистую рубашку и сел на крыльце читать газету. Появилась шаровая молния, поразила в плечо — вот и все. Ему было 49.

Так совпало, что в том же году умер Дмитрий Гирёв. Он возвращался домой на Сахалин из тюрьмы во Владивостоке. После двух лет ареста с него сняли подозрения в работе на английскую разведку. Ехал на почтовой упряжке, умер от сердечного приступа — так пишут. Гирёву было 43.

Антон Омельченко оставил двух сыновей. Его внук Виктор Омельченко с 2001 года работал в украинском Антарктическом научном центре и трижды зимовал на станции «Академик Вернадский». Правнук, тоже Антон Омельченко, зиму 2015 года провел на станции в качестве механика.

В честь Антона Лукича Омельченко названы бухта на берегу Отса (Земля Виктории в Восточной Антарктиде) и улица в селе Батьки.

Популярное: