Путь султана Сулеймана от ласкового ягненка до свирепого льва

Олександра Шутко

500 лет назад взошел на трон султан Сулейман Великолепный. За 46 лет его правления Османская империя достигла пика своего могущества. Ведь он значительно расширил ее границы за счет завоеваний территорий Европы и Азии. Впрочем, в юности Сулейман как самый молодой член династии не подавал больших надежд. Почему так, рассказывает автор исследований «Роксолана: мифы и реалии», «Женский султанат: власть и любовь» Александра Шутко.

Детство в далекой провинции

Будущий султан родился 6 ноября 1494 года в отдаленной провинции Османской империи Трабзоне, наместником которой был его отец Селим — младший сын Баязида II. Матерью Сулеймана была наложница-черкешенка Хафса. В детстве он учился у наставника Хайреддина-эфенди восточным языкам (османский, фарси и арабский), литературе, истории и математике, а у греческого ювелира Константина — еще и ювелирному делу.

Когда Сулейману исполнилось 15 лет, его по приказу деда — султана Баязида II — назначили наместником крымской Кафы (ныне Феодосия), принадлежавшей османам с 1475 года. Туда он переехал в конце 1509 года в сопровождении матери Хафсы и сестры Хатидже. Вскоре к ним без разрешения Баязида II присоединился и отец. В Кафе Селим в 1511 году женился на овдовевшей дочери Менгли I Герая, Айше, которая родила девочку Шах Ихубан. Так он заручился поддержкой крымского хана в борьбе за османский престол. Ведь в то время Баязид II был уже старым и больным.

Селим с крымскотатарским войском выступил против отца-султана. Первая попытка оказалась неудачной, но вторая принесла успех — 65-летний Баязид II 25 апреля 1512 года отрекся от престола и месяц спустя умер, вероятно, от яда.

Став султаном, Селим I казнил сводных братьев — Ахмеда и Коркуда. Последний был наместником провинции престолонаследников Сарухан с центром в городе Маниса. Туда в 1513 году Селим I назначил единственного сына Сулеймана, где тот пробыл до восшествия на престол.

Сулейман I в юности. Источник: Bilkent University / Semailname / Nakkas Osman, 1579

Имидж бабника и франта

Находясь в Кафе, Сулейман вел тихую жизнь, в отличие от своего предшественника Мехмеда — младшего сына Баязида II. Тот отправлял письма московскому царю Ивану III, которого упорно называл князем, а себя — Кафинским султаном, и коммуницировал с польским королем по поводу пленников крымских татар. Став в 1504 году первым мужем дочери Менгли I Герая, Айше, он при помощи тестя решил восстать и отобрать трон у 56-летнего Баязида II. Но не успел. Отец-султан узнал об измене, поэтому приказал казнить Мехмеда.

Его преемник Сулейман не оставил по себе ни единого документа, который говорил бы о политической деятельности в Крыму. Он обитал во внутренней крепости Кафы, где построил дворец и сокровищницу. Рядом возвел светлую и просторную мечеть с гробницей, в которой почивали его дети — сыновья Мейманди, Алемшах, Али-хан, Кубад-шах, Баязид-шах и дочери Мерьем и Несильхан. Ведь отцом Сулейман стал в 15 лет. В Кафе он вел активную половую жизнь, много времени проводил в гареме, состоявшем из десяти наложниц. Среди них самое крупное содержание — 5 акче в день — получали фаворитки Сулеймана Ясемен (в переводе «Жасмин») и Хубе, то есть «Красавица», родившие ему старших сыновей.

Двор Сулеймана в Кафе состоял из 548 людей — наставников, сановников, военных, врачей, поваров, мастеров, слуг, евнухов и так далее. После его переезда в Манису количество обслуживающего персонала возросло до 746 людей. Гарем Сулеймана уже насчитывал 13 жен и одну безымянную наложницу. Среди них была и черкешенка Махидевран, родившая в 1515 году сына Мустафу и получавшая ежедневно 4 акче.

Кроме плотских утех, молодой Сулейман также любил красиво одеваться, чем однажды вызвал недовольство скромного в быте отца. Тот, увидев своего отпрыска нарядно одетым, иронично заявил ему: «Сынок! Ты оставил свою мать без одежды». Сохранился список вещей Сулеймана, которые он перевез из Кафы в Манису. Среди них — расшитые золотом с золотыми застежками кафтаны из зеленого и красного бархата, драгоценные шелка, покрытый золотом меч, украшенный драгоценностями кинжал, золотой нож, два золотых перстня: один с алмазом, другой — с рубином.

Портрет Сулеймана I, 1538 год. Источник: Wikimedia Commons

Впрочем, и в Манисе Сулейман как наследник престола не проявлял особой политической активности. Сохранилось только несколько его распоряжений, касавшихся внутренних кадровых вопросов. Хотя до и после него наместники Манисы выдавали бераты на освобождение отдельных лиц от уплаты налогов и даже разрешения на казни разбойников. Сулейман же лишь несколько раз выезжал в Эдирне, где оставался в качестве наместника отца-султана, пребывавшего тогда в военных походах. Там познакомился с ровесником — османским пленником, греком Паргалы Ибрагимом, с которым любил вести дружеские беседы и охотиться.

В тени жестокого отца

Как видим, Сулейман во время правления деда Баязида II и отца Селима I вел тихую смиренную жизнь в провинциях, руководствуясь принципом: тише едешь — дальше будешь. Ведь знал, что результатом чрезмерной активности в Кафе его дяди Мехмеда стала казнь. Ранее еще в Трабзоне стал свидетелем убийства отцом Селимом старших братьев Абдуллаха, Махмуда и Мурада, проявлявших непослушание и самостоятельность.

Поговаривают, что тот однажды и Слейману в Манису отправил в подарок отравленный кафтан. Впрочем, мать Хафса предотвратила покушение на сына. Та же участь ждала и великих визирей Селима, которых тот регулярно казнил. Поэтому одним из проклятий османов стало: «Быть тебе великим визирем султана Селима!».

Большую часть правления Селим провел в военных походах в Азии, захватив после Чалдиранской битвы в 1514 году столицу Сефевидского государства в Иране Тебриз и покорив в 1516–17 годах Левант, Хиджаз и Египет. За ним закрепилось прозвище Явуз, то есть Грозный.

Не удивительно, что Сулейман в юности стал тенью отца и был незаметен для европейских послов. Когда он взошел на трон, епископ Ночерский Паоло Джовио — итальянский историк и врач римских пап — собрав разные донесения из Стамбула, пришел к выводу: свирепого льва Селима сменил неопытный и спокойный, будто ласковый ягненок, 25-летний Сулейман. Как же он ошибался.

Османская миниатюра, изображающая церемонию интронизации Сулеймана I. Источник: Wikimedia Commos

Воинственный султан

В первый год своего правления Сулейман забросил многочисленный гарем и отправил в Крым дочь крымского хана Мехмеда I Герая, на которой, согласно обещанию отца, должен был жениться. Ведь влюбился в наложницу-украинку Роксолану, которая позже родила ему пять сыновей, одну дочь и стала его женой. Одновременно султан Сулейман отказался от предыдущего обещания вернуть крымскому хану Кафу, и все свои силы направил на завоевательные походы.

В ходе первой военной кампании 1521 года султан Сулейман захватил неприступную крепость Белград. В конце 1522 года взял Родос, который в свое время не смог покорить его прадед — завоеватель Константинополя Мехмед II. А в 1526 году овладел Венгрией, чей король Лайош II пал во время битвы под Мохачем.

Битва под Мохачем на османской миниатюре. Сулейман в центре. Источник: Török miniatúrák by Géza Fehér
Османская миниатюра со сценой казни побежденного в Белграде врага при помощи слона. Источник: Wikimedia Commons

Три года спустя Сулейман начал войну за Австрию с династией Габсбургов. Во время второго похода на Вену в 1532 году, вопреки традиции османов, увенчал голову драгоценной короной, поэтому получил от европейцев прозвище «Великолепный» — Magnificent.

Обеспечив охрану западных границ Османской империи, султан Сулейман переключился на борьбу с врагом в Азии — перским шахом Тахмаспом. Война с ним длилась с 1533 по 1555 год и закончилась мирным договором, по которому османы получили Армению (Эрзерум, Ван, Ереван), северный Иран (Тебриз) и Грузию.

Османская осада Эстергома, 1543 год, картина Себастяна Вранкса. Источник: Wikimedia Commons

Убийца сыновей

Умер 71-летний Сулейман 5 сентября 1566 года на войне, во время осады венгерского города Сигетвар. За свое правление увидел смерти сыновей от болезней — Мурада и Махмуда, а также Абдуллаха, Мехмеда и Джихангира, матерью которых была Роксолана. 38-летнего Мустафу от Махидевран султан в 1553 году казнил. Ведь тот отращивал бороду, носить которую имел право лишь султан, поддерживал золотом мятежных янычаров и переписывался с врагами — венецианским дожем и перским шахом, пытаясь заручиться поддержкой в борьбе за османский престол. В 1561 году казнили и сына Баязида от Роксоланы, восставшего с верным ему войском против родного брата Селима и после поражения сбежавшего в Иран.

Баязид в шатре отца во время третьей иранской кампании. Миниатюра. Источник: Wikimedia Commons

Такую жестокость Сулеймана к сыновьям можно объяснить не только традициями османов, у которых измена считалась самым тяжким проступком, но и грустным опытом. Ведь в юности он даже не пытался огорчить отца — Селима Грозного. В то же время помнил, как тот сбросил с трона его деда Баязида II.

Все это прекрасно понимал средний сын Сулеймана, рыжий Селим, внешне похожий на мать Роксолану. Он как-то сказал: «Моего старшего брата Мустафу поддерживало войско, Мехмеда — наш отец, а младшего брата Баязида — мать. А мне и поддержки Аллаха хватает, так что смиримся». Такая позиция смиренного ожидания устраивала Сулеймана. Поэтому Селим, который в провинции наслаждался вином в гареме, не только сохранил жизнь, но и унаследовал в 42 года престол после смерти отца.

Похорон Сулеймана I, османская миниатюра. Источник: Wikimedia Commons

Библиография:

Dziubiński А. Stosunki dyplomatyczne polsko-tureckie w latach 1500–1572 w kontekście międzynarodowym. — Wrocław: Uniwersytet Wrocławski, 2005.

Emecen F. M. XVI. Asirda Manisa Kazasi. – Ankara:TTK, 2013.

Pajewski J. Węgierska polityka polski w polowie XVI wieku (1540–1571). — Kraków. — 1932.

Uluçay M. Ç. II Bayezid’ın аilesi // Tarih dergisi. — 1959. — S. 105–124.

Uluçay M. Ç. Kanuni Sultan Suleyman ve Ailesi ile Ilgili Bazı Notlar ve Vesikalar / Türk Tarih Kurumu Basımevi. — 2001. — S. 227–257.

Uzunçarşılı İ. H. II. Bayezid’in oğullarından sultan Korkud // Belleten. —Sayı 120. — 1966. — S. 539–601.

Zhyvachivskyi А. The Governors of Kefe and Azak in Ottoman-Muscovite Relations in the Fifteenth–Seventeenth Centuries and the Issue of Titulature //     Acta Poloniae historica. – November 2017. – P. 115–211.

Популярное: