15121

Блудные дочери: истории возвращения украинок из турецкого плена

Есть много примеров того, как украинские девушки попадали из крымскотатарского плена в гаремы османских пашей и султанов. Большинство из них мирились с такой судьбой и встречали безбедную старость на чужбине. Но некоторые возвращались домой. Часто встречали тепло, церковь прощала и даже разрешала бывшим пленницам заново выходить замуж, но за измену вере могли и убить. Как повезет.

Польские истории

«Моего отца убил топором черный татарин и пленил меня с матерью. На лугах он разделил нас всех на несколько групп. В крике и плаче меня разлучили с матерью навсегда. Я видела, как горят деревни и наше село Моравско, как горят леса, как люди бежали, кричали и плакали с детьми и скотом в Хлопский лес. Я это очень хорошо помню, татары даже не давали нам глаза поднимать. Они большой группой гнали нас вперед, сами ехали на лошадях, глядя, чтобы никто не убежал… Никто из людей не спас нас, потому что в селе не было ни души, а над лесами небо алело от огня… »

Это воспоминание жительницы села Моравско — русинки Екатерины Коласы. В 1672 году, во время похода султана Мехмеда IV — сына украинки Хатидже Турхан — с Петром Дорошенко на Каменец, бедную Екатерину захватили в плен крымские татары.

Вместе с другими пленниками ее повели в Крым, где она пасла скот, ткала из шерсти нити для белья, обрабатывала землю, сеяла просо и гречку. Через 5 лет, благодаря заключению Журавенского мирного договора между Речью Посполитой и Османской империей, условием которого было освобождение захваченных в Каменце пленников, Екатерина Коласа смогла вернуться домой. Ее рассказ о пережитом в плену записал в приходской хронике греко-католический священник из соседнего села. Сейчас запись хранится в архиве музея в польском Ярославе.

Османские воины похищают женщин. Ксилография Лоренса Штоера, 1530 год / Das Jahrhundert der Mitte: an der Wende vom Mittelalter zur Neuzeit, aus der Reihe Österreichische Geschichte, Wien 1996

Катерину земляки приняли, но как сложилась ее дальнейшая судьба неизвестно. Впрочем, мы знаем, что случилось с ее соотечественницей из села Радруж. Жена сельского старосты Мария Дубневич в 1672 году тоже попала в крымскотатарский плен. По возвращении домой через 27 лет она не только застала живым своего мужа, но и занималась благотворительностью. С собой она привезла деньги и золотую статуэтку Девы Марии. Все это завещала на ремонт радружанской церкви.

Вернуться в Радруж Мария смогла лишь после того, как умер ее муж в Стамбуле — состоятельный паша, от которого у нее, по слухам, было двое сыновей. Несмотря на это, она все бросила и на телеге приехала из Стамбула в родное село. Первый муж Марии — Василий Дубневич — умер сразу же после ее возвращения, в марте 1699 года. Его похоронили при той же церкви, о которой заботилась жена.

Неизвестно, когда умерла сама Мария. Ее многолетний плен и счастливое возвращение на родину описал священник в церковном документе под названием «Краткая история о женщине, которая вернулась из плена татар». Сейчас он хранится с остальными документами греко-католического епископата в архиве Перемышля.

Церковь в Радруже, которую отремонтировала пленница Мария Дубневич. Фото: JoannaPyka / CC BY-SA 3.0 pl

Подольские наложницы

После завоевания Подолья Мехмедом IV увеличилось не только количество пленных женщин, но и тех, кто добровольно выбирал жизнь в османском гареме.

Случаи возвращения русинок из османских гаремов фиксировали в течение 27 лет, которые Подолье находилось под властью османцев. Известна история Анны из Карвасар (пригород Каменца) — жены мельника Антония. После избиения плетями за распутную жизнь она отправилась в Хотин, который был под турками, приняла ислам и начала сожительствовать с османским каменщиком Мехмедом-калфой.

Через две недели она бросила его, прихватив сумку с лёвендальдерами, контуш из французской ткани, зеленый кафтан, два платка, и пошла в село Исаковцы.

Много времени прошло с тех пор, но за свои поступки Анна поплатилась. В 1716 году Каменецкий суд приговорил ее к смертной казни за вероотступничество. Во время пятничного ярмарка Анне отрубили голову.

Другая подолянка по фамилии Дзвиняцкая 5 лет находилась в османском гареме в Валахии. Однако ее наказали более гуманно — велели купить двухфунтовые свечи в приходскую церковь, лежать крестом во время литургии и работать при барском дворе. В 1747 году с разрешения церкви она вышла замуж за земляка.

Много историй о подолянках, которые добровольно шли в гаремы валашских турок, содержатся в 35 томах «Архива Северо-Западной России». В 19 веке их составила Временная комиссия для разбора древних актов при Киевском генерал-губернаторстве. Были и такие женщины, которые бросали своих мужей, шли в Валахию и становились наложницами османских сановников. Но через некоторое время возвращались к своим мужьям и жили с ними с разрешения церкви и суда.

Почему они возвращались? В большинстве случаев женщины просто разочаровывались. Османская империя в начале 18 века переживала не самые лучшие времена. Потеря земель во время проигранных войн за Вену, Венгрию и Подолье, коррупция и многочисленные восстания в отдаленных провинциях негативно сказались на благосостоянии османцев. Поэтому русинки, понимая, что жизнь в гареме не так сладка, как турецкая пахлава, при первой же возможности возвращались домой.

Читайте дальше о сопернице Роксоланы, чья родня служила Московскому царю.

Авторка: Александра Шутко

Поделись историей

Facebook Telegram Twitter