5408

Проблемы Поднебесной: почему опиумные войны на самом деле — чайные

Опиумные войны в 19 веке сломали хребет величественному Китаю. После поражения в этих вооруженных конфликтах Великая Цин так и не оправилась. WAS вместе с Teahouse объясняют, почему на самом деле их стоило бы назвать Чайными войнами.

Перед началом Опиумных войн китайская экономика была крупнейшей в мире. В 1820 году ВВП Китая составлял $ 228 миллионов, на втором месте — Индия с $ 111 миллионами, у самой Британии было четвертое место и $ 36 миллионов. При этом Поднебесная импортировала очень мало товаров — у китайцев было все, что нужно, и европейские изделия их не интересовали. В Европе все было наоборот: самые желанные товары — китайские шелк, фарфор и особенно — чай. И китайцы продавали все это лишь за чистое серебро.

Британцы очень любили чай. Уже в 18 веке он вытеснил по популярности кофе. Все вопросы аристократической и деловой элит решались за чаем. Он ассоциировался с успехом, деньгами, трезвостью — чай ​​пили все более широкие круги населения.

Чайная торговля приносила казне 10 % всех налогов. Британия была богатой, но серебра для покупки чая у ее торговцев все равно не хватало — спрос на напиток постоянно увеличивался. Перекос торгового баланса рос — надо было что-то придумать. На помощь пришел мак.

Битва за Чжэньцзян (провинция Цзянсу, Китай), 21 июля 1842 года — последнее крупное сражение Первой опиумной войны на картине Ричарда Симкина. Источник: Anne S.K. Brown Military Collection

Британцы смогли заинтересовать приграничное с Индией население Поднебесной опиумом — сильным наркотиком, содержащий морфин. Британская Ост-Индская компания начала наращивать производство опийного мака в Индии и экспорт опиума в Китай. В конце 18 века Великобритания прочно подсадила китайцев на опиумную трубку — поставляла ежегодно 308 тонн наркотика. Полученное таким образом серебро шло на закупку китайского чая. Схема беспроигрышная, если бы не одно «но» — недовольство Небесного Императора.

Китайские власти были совсем не в восторге от элегантной британской схемы: во-первых, так страна теряла серебро, во-вторых, — наркотик косил население. Экономика Китая получала двойной удар.

Еще с первой половины 18 века цинские императоры своими декретами пытались положить конец опиумной торговле, но тщетно. К 1833 году в Китай завозили уже около 2,3 миллиона кг отравы, 12 миллионов китайцев были наркоманами. Император пробовал официально просить королеву Викторию о прекращении аморальных «схем», пытался договариваться с бизнесменами. Не подействовало. Британцы мирно чаевничали, а китайцы скуривались.

Тогда он перешел к решительным действиям — в конце 1830-х у западных торговых представительств начали забирать все товары и блокировать их суда. Но в защиту торговцев выступила Великобритания.

Первая опиумная война началась 4 сентября 1839 года. Перед этим британский торговый представитель в Гуанчжоу капитан Чарльз Эллиот требовал от власти отплатить китайцам за «оскорбление» честных британских купцов. Лондон колебался, но в конце концов таки отправил флот к берегам Китая. Война продолжалась 3 года и закончилась победой самой современной в мире британской военной машины. 29 августа 1842 года был подписан Нанкинский договор: Китай открыл 5 портов для западных бизнесменов, а Великобритания получила 21 миллион серебряных долларов денежной компенсации и новую колонию — Гонконг. Торговля опиумом продолжилась, хотя этот вопрос не был урегулирован мирным договором. Уже вскоре началась следующая война.

В 1860 году поражение во Второй опиумной войне, кроме новых экономических и территориальных потерь принесло Китаю вынужденную легализации опиумной торговли и христианства.

Англо-французские войска сожгли несколько императорских летних дворцов — невиданное унижение для некогда величественной Поднебесной. Эта война была уже очень далека от интересов чайной торговли, потому что в 1840-х чай начали культивировать в Британской Индии. Но поводом для организации опиумной торговли, которая привела к этим конфликтам, была именно ненасытная жажда британцев к хорошему чаю. Такова была суровая эпоха европейского империализма.

Эпохи меняются, но чай в чашке остается. Убедитесь в этом 6 октября на киевском Фестивале чая.

Поделись историей

Facebook Telegram Twitter