9992

Человек-волк из Украины. Страшная история самого известного пациента Фрейда

Именно его случаю Зигмунд Фрейд посвятил свой труд «Из истории одного детского невроза». Чтобы сохранить анонимность пациента, врач назвал того «Человеком-волком», исходя из специфики болезни.

Сергей Панкеев появился на свет в Каховке за день до Рождества 1886 года. В 1891-м его отец, помещик Константин Панкеев, решил переехать в Одессу, а заодно построить доходный дом в самом городе и приобрести усадьбу в селе Васильевка. Изящное здание в псевдоклассическом стиле и сегодня можно увидеть на улице Маразлиевская, 20. От дворца в Васильевке остались лишь руины, которые называют «Волчье логово», — там вырос фрейдовский Человек-волк.

1906 год: Сергей успешно заканчивает обучение в 5-й одесской гимназии и, поступив на юридический факультет Новороссийского университета, отправляется в путешествие по Европе и Кавказу. Вскоре в жизни юноши происходят сразу 2 трагедии. Сестра, посетив могилу Лермонтова, совершает самоубийство, а сам Панкеев подхватывает триппер. Парня настигает тяжелая депрессия.

Сам Фрейд позднее так описывал его состояние:

«Случай этот касается молодого человека, впавшего, после гонорейной инфекции, в тяжелую болезнь, выражавшуюся в полной его зависимости от окружающих; он совершенно не был способен к существованию».

Панкеев решает отправиться в Санкт-Петербург к всемирно известному врачу Владимиру Бехтереву и пройти сеансы гипноза. Не почувствовав улучшения, он едет в Мюнхен, на лечение в санатории Эмиля Крепелина. В лечебнице ему ставят диагноз — маниакально-депрессивный психоз.

Пребывание в санатории явно пошло на пользу молодому человеку: его состояние начало постепенно улучшаться. Но в 1908 году от передозировки барбиталом умер отец — новая волна душевного кризиса заставила больного вернуться в Одессу и обратиться к психиатру Леониду Дрознесу. Последний и решил показать больного своему венскому другу Зигмунду Фрейду.

«Я взял нового пациента из Одессы, очень богатого русского с навязчивыми ощущениями», — писал Фрейд Шандору Ференци в 1910 году.

Панкеев рассказал доктору о мучающем его с детства кошмаре. Ему снилось ореховое дерево за окном, на котором сидят шесть-семь волков белоснежного окраса с короткими хвостами. Когда один из них запрыгивал на подоконник с открытым окном, Сергей в ужасе просыпался.

Фрейд объяснил сон очень фрейдистски, что и неудивительно. Доктор узнал ряд фактов из прошлого пациента. Оказывается, сестра Сергея любила издеваться над парнем, пугая его книгой с изображениями волков. А когда Панкеев как-то решил показать няне, как он мастурбирует, та пригрозила мальчику, что вместо пениса у него будет рана. Потом в коллекцию фобий внес свой вклад дедушка, рассказав историю о том, как рабочий в мастерской отрезал волку хвост. По мнению психиатра, все было просто: страх кастрации, что и символизировали обрезанные волчьи хвосты. В свою очередь, эта фобия вылилась в страсть к отрыванию конечностей у насекомых и навязчивую зоофобию.

Вишенкой на торте стал шок Сергея от лицезрения секса родителей, когда отец занимал доминирующую позицию над матерью. Фрейд считал, что именно поэтому животные на дереве расположились на разных по высоте ветвях. А волк, заскакивающий в окно, это и есть отец — персонифицированная агрессия и главный страх Сергея. С точки зрения школы психоанализа, все эти детские неврозы таились в подсознании, пока смерти «причин» — сестры и отца — их не активировали.

Возможно, одна из увиденный постельных сцен — позиция «сзади» — отобразилась у Панкеева в таком пикантном переносе на самого Фрейда:

«Этот еврей-шарлатан, который хотел бы поиметь меня в зад и нагадить мне на голову».

Отношения у них сложились своеобразные — со временем Панкеев решил завершить лечение. Фрейд назвал это нежеланием что-то менять в жизни. Австриец был благодарен судьбе за столь выдающегося по своим проблемам пациента, который, по мнению «отца психоанализа», подтвердил его трактовки человеческой психики. Панкеев отмечал, что их взаимоотношения с Фрейдом напоминали больше не лечение, а сотрудничество. В своих «Воспоминаниях о Фрейде» он не раз критиковал методы психиатра. Но, отвечая на телефонные звонки, до глубокой старости будет говорить: «Человек-волк слушает!»

Автор: Антон Визковский

Читайте далее о том, как журналистка в США боролась против психушек.

Поделись историей

Facebook Telegram Twitter