21405

5 версий, почему Гитлер не добил англичан в Дюнкерке

В мае 1940 года закончилась «Странная война», позволившая Германии быстро захватить Польшу, Данию, Норвегию и тщательно подготовить наступление на Францию. 10 мая немецкие войска прорвали легкие укрепления линии Мажино. Уже к середине месяца они вывели из войны Нидерланды. 20 мая танки вермахта отсекли четыре десятка дивизий противников в районе Кале, Дюнкерка и Ньюпорта.

Сотни тысяч французов, британцев и бельгийцев сгрудились в портах и на молах, ожидая спасения с моря. Они строили из автомобилей самодельные «пристани» и закапывались в песок пляжей под градом бомб люфтваффе. 24 мая произошло то, что сделало возможным «чудо у Дюнкерка»: Адольф Гитлер отдал приказ не пересекать канал реки Аа, занять позиции по периметру городов Ланс-Гравелин и не штурмовать города танками.

В результате «девяти дней чуда» британский флот смог эвакуировать 338 тысяч военнослужащих, хотя изначально рассчитывал забрать только 45 тысяч.

Приказ фюрера нарушил только командир дивизии СС «Адольф Гитлер» Йозеф Дитрих. Воспользовавшись лазейкой в приказе насчет свободы действий разведки, он форсировал канал и занял высоту Монваттан, где в руинах замка расположил корректировщиков огня.

Йозеф «Зепп» Дитрих. Фото: Bundesarchiv, Bild 183-J27366 / CC-BY-SA 3.0

Хотя союзники потеряли все тяжелое вооружение (2600 орудий, 455 танков, 60 тысяч автомобилей), костяк сухопутных войск Британии был сохранен, и это во многом определило дальнейший ход войны. Историки до сих пор спорят о причинах «чуда у Дюнкерка».

Основная гипотеза — желание фюрера избежать смерти четверти миллиона британских подданных, чтобы иметь возможность заключить с Великобританией почетный мир.

Начальник оперативного отдела группы армий «А» генерал Гюнтер Блюментрит в своих воспоминаниях свидетельствует в пользу этой версии: «Гитлер был в хорошем расположении духа, шутил и предполагал, что война завершится спустя 6 недель. Он много размышлял о цивилизации, которую Британия подарила миру, и говорил, что мир должен быть заключен так, чтобы он совмещался с достоинством бриттов. При этом возвращение колоний Германии не критично — главное, чтобы Лондон смирился с положением дел в Европе».

Итальянский министр иностранных дел граф Галеаццо Чиано называл это «умным ходом политика, не желавшего лить воду на мельницу войны до победного завершения». Командир танковой группы Гейнц Гудериан и командующий группой армий «А» Герд фон Рундштедт в послевоенных мемуарах жестко критиковали остановку наступления на Дюнкерк.

Однако «милосердие» Гитлера могло иметь более прозаичные причины.

Истощение сил люфтваффе. 21 мая французские и британские танкисты отбрасывают 4-й корпус вермахта на несколько миль. Немцам удается купировать контратаку только при помощи пикирующих бомбардировщиков. Очевидно, что и продвижение их вперед было бы невозможным без плотной поддержки авиации. Но пилоты уже падают с ног.

Немецкая авиация беспрерывно обрабатывает плацдарм и порт Дюнкерка. Солдат вывозят около 700 судов: вплоть до яхт и водных такси. Из них удалось потопить почти треть, но это потребовало крайнего напряжения сил. Идут беспрерывные стычки в воздухе. До конца эвакуации Королевские воздушные силы сбили полторы сотни немецких самолетов. Оказать помощь своим танкам люфтваффе не может физически.

Пикирующий бомбардировщик Junkers Ju 87B Stuka сбрасывает бомбы. Фото: Royal Air Force Battle of Britain campaign diaries

Высокие потери в технике. Командующий группой армий «А» Герд фон Рундштедт и сам не хотел привлекать бронетехнику для уличных боев против группировки в 300 тысяч бойцов. К тому времени в его танковых дивизиях потери машин по разным причинам, включая технические, достигали 25–35 %. Генерал приказал подтянуть тылы, и с 24 по 27 мая заняться ремонтом техники.

Страх «сюрприза». Не один только Гитлер опасался попасть в клещи при возможном ударе французов со стороны Парижа, совмещенном с контрнаступлением дюнкеркской группировки. О такой опасности предупреждал и начальник генштаба сухопутных войск Франц Гальдер.

Фактор флота. Королевские военно-морские силы Великобритании имели в Ла-Манше 39 эсминцев, 9 бронекатеров и крейсер ПВО «Калькутта». Один эсминец класса «Трайбл» — это восемь 120-мм орудий, каждое из которых могло запросто смешать с землей легкие танки вермахта. До конца эвакуации британский флот оказывал артподдержку французам, держащим периметр.

Эсминец Warramunga класса «Трайбл», 1944 год. Фото: Roy Driver

Дюнкеркскую операцию вместе с битвой за Атлантику, обороной Москвы и Сталинградом можно назвать среди ключевых моментов Второй мировой. Она сохранила Британии армию и подняла дух мирных жителей.

4 июня 1940 года премьер-министр Уинcтон Черчиль проинформировал депутатов парламента об итогах сражения и эвакуации. Свою знаменитую речь он завершил так: «Мы пойдем до конца, мы будем биться во Франции, мы будем бороться на морях и океанах, мы будем сражаться с растущей уверенностью и растущей силой в воздухе, мы будем защищать наш Остров, какова бы ни была цена, мы будем драться на пляжах, мы будем драться на побережьях, мы будем драться в полях и на улицах, мы будем биться на холмах; мы никогда не сдадимся, и даже, если так случится, во что я ни на мгновение не верю, что этот Остров или большая его часть будет порабощена и будет умирать с голода, тогда наша Империя за морем, вооруженная и под охраной Британского Флота, будет продолжать сражение, до тех пор, пока, в благословенное Богом время, Новый Свет, со всей его силой и мощью, не отправится на спасение и освобождение Старого».

Далее читайте о лучших украинских бойцах Второй мировой.

Обложка: раненые британские солдаты эвакуируются из Дюнкерка, 31 мая 1940 года / War Office official photographer.

Поделись историей

Facebook Telegram Twitter