1957

«Володя! Не п…и на ухо», — так люди писали знаменитостям задолго до изобретения Facebook.

27 февраля 1928 года в Днепропетровске выступил самый известный на то время советский поэт — Владимир Маяковский. Как было заведено, из зала передавали записки с вопросами и пожеланиями. Около двух сотен из них сохранились.

Большинство вопросов касались творчества Маяковского и его отношения к другим поэтам (прежде всего к Есенину, который повесился двумя годами ранее). Но поднимались и далекие от литературы темы. Исследователь архивов Эдуард Андрющенко выбрал для WAS несколько обращений. Орфография и пунктуация авторов сохранены.

  • «Ваше мнение о половом вопросе». Скорее всего, автор записки намекает на отношения поэта с замужней Лилей Брик. В раннем СССР было немало сторонников свободных отношений.
  • «Объясните, почему футуристы в СССР сторонники коммунистов, а в Италии — фашистов». Фашисты, пришедшие к власти в Италии, уже который год были на слуху у советских граждан. В интернете встречаются стихи во славу Муссолини, якобы написанные Маяковским, но это фейк.
  • «Каково ваше мнение об оппозиции», «Почему вы о Троцком — ничего!». Еще совсем недавно в СССР существовала оппозиция во главе с упомянутым Троцким. На момент выступления она была разгромлена Сталиным, Троцкий — выслан.

Во многих записках были жалобы и претензии. Пришедших возмущали высокие цены на билеты, непонятность стихов Маяковского, ненадлежащую лексику.

  • «Почему Вы употребляете такой „реализм“ как „сволочь“ „мать твою за ногу“…»
  • «Ты не такой большой дурак как большой поц». Кто-то использовал слово, пришедшее в русский из идиша.

С особой фантазией поэта троллили за ставшие знаменитыми рекламные стихи. Его строки «Лучших сосок не было и нет, готов сосать до старых лет» и «Нигде кроме, как в Моссельпроме» (это о колбасе) уже тогда стали синонимом навязчивой рекламы. Стихотворение «Плюй в урну» рекламы не содержало, но публика относила его к низкопробной, утилитарной поэзии:

  • «Воспевайте не только урну, но и… презервативы. Это также важно, как и соски».
  • «Почему в Европе на пол не плюют, хотя там нет Маяковского?»
  • «Ну, хорошо. Пусть реклама о сосках важней Онегина (для деревни). Но наша пока еще малограмотная деревня читает Пушкина с большей легкостью, чем ваши сосочные рекламы. Потом «Нигде кроме, как в Моссельпроме — также важней Шекспира?» Здесь Маяковскому припоминают то, как он противопоставлял себя «устаревшим» классикам.
  • «В Резинотресте начали производить резиновые, переносные памятники, не опоздайте заказать». Это снова о сосках.

Другая популярная претензия к поэту касалась громкого голоса, которым он вещал со сцены.

  • «Отчего не смотря на то что Вы говорите точно из Иерихонской трубы я чуть не уснул».
  • «Володя! Не п…и на ухо».

Из зала приходили и рифмованные наезды на Маяковского:

  • «Скажи, какой шутник назвал тебя поэтом,
    Признал талант, послал в Европу,
    То, верно, не был друг — злодей
    Наверно друг с досадою махнув рукой
    Послал тебя бы просто в Ж (дальше зачеркнуто)».

Что Маяковский отвечал, неизвестно. Возможно, сцене пришлось устраивать баттлы с залом.

Источник фото: Государственный каталог Музейного фонда РФ/ Государственный музей В.В. Маяковского

«Ваше мнение о половом вопросе»
«Объясните, почему футуристы в СССР сторонники коммунистов, а в Италии — фашистов»
«Каково ваше мнение об оппозиции»
«Почему вы о Троцком — ничего!»
«Почему Вы употребляете такой „реализм“ как „сволочь“ „мать твою за ногу“…»
«Ты не такой большой дурак как большой поц».
«Воспевайте не только урну, но и… презервативы. Это также важно, как и соски».
«Почему в Европе на пол не плюют, хотя там нет Маяковского?»
«Ну, хорошо. Пусть реклама о сосках важней Онегина (для деревни). Но наша пока еще малограмотная деревня читает Пушкина с большей легкостью, чем ваши сосочные рекламы. Потом «Нигде кроме, как в Моссельпроме — также важней Шекспира?»
«В Резинотресте начали производить резиновые, переносные памятники, не опоздайте заказать»
«Отчего не смотря на то что Вы говорите точно из Иерихонской трубы я чуть не уснул».
«Скажи, какой шутник назвал тебя поэтом, Признал талант, послал в Европу, То, верно, не был друг — злодей Наверно друг с досадою махнув рукой Послал тебя бы просто в Ж (дальше зачеркнуто)».
Все истории (191)