11673

Допрос без дыбы и бутылки: методика обер-ефрейтора Шарффа

Советские пленные во время Второй мировой войны не могли рассчитывать на цивилизованное отношение со стороны нацистов. К военным из других стран относились получше: не пытали до смерти и кормили.

От побоев и запугивания Женевская конвенция никого в плену не спасала, но успешный немецкий следователь работал даже без повышения голоса. Обер-ефрейтор Ханс Шарфф расколол 90 % подопечных, становясь для врагов другом.

До войны Шарфф работал менеджером по продаже автомобилей в Южной Африке, жил в браке с англичанкой, воспитывал троих детей. В 1939 году они приехали в Германию к родственникам, однако вернуться в Йоханнесбург из-за начала войны они не смогли. Мужчина получил повестку в вермахт. После двухмесячной подготовки его должны были отправить на Восточный фронт, но спасли связи. Он был направлен в разведку, где изучал методики допроса.

В 1943 году специалист начинает работать с американскими летчиками в лагере Dulag Luft (Durchgangslager der Luftwaffe) под Франкфуртом.

Лагерь для пленных Dulag Luft. Фото: Giffiths G / IWM

По Женевской конвенции пленные обязывались сообщать только свое имя, звание и личный номер. Чтобы узнать больше, Шарфф сначала применял простой способ. Немец сообщал, что без дополнительных свидетельств пилота переквалифицируют в шпиона, он потеряет статус военнопленного и окажется в гестапо — без пищи, лекарств, культурных англоязычных следователей.

Вскоре Шарффу становится понятно, что мягкое и дружеское отношение помогает получить больше информации, чем запугивание, крик и тумаки.

С тех пор он предпочитает строгой униформе джентльменский костюм. Это создавало у пленных впечатление, будто с ними общается дипломат или офицер высокого ранга. Новоприбывшие в лагерь пилоты ожидали худшего, а Шарфф приветствовал их улыбкой. В дружественной обстановке новая методика давала лучший эффект.

  • Ганс Шарфф убеждал пленных, что защищает их жизни и интересы;
  • Во время намеренно созданных конфликтов с администрацией лагеря следователь выступал на стороне заключенных и завоевывал их доверие;
  • Личные вещи заключенных внимательно изучались, чтобы создать впечатление, будто нацисты знают все о каждом;
  • Летчиков брали на прогулки в лес, взяв с них честное офицерское слово, что они не убегут.

Однажды утром Шарфф пришел к пленному пилоту, угостил печеньем «от жены» и пригласил в сад. В дружеской беседе немец ляпнул, что знает о дефиците определенных химических компонентов у американцев, ведь некоторые их трассирующие пули оставляли в небе белый, а не красный след. Пленный исправил следователя: никаких проблем нет, а пули с белым следом вставляли в конце ленты, чтобы предупредить стрелка об окончании боеприпасов. Это была важная информация.

Известный американский ас Губерт Земке рассказал ему о новой группе истребителей, Дуэйн Бизон — о миссии на Ла-Манше. Шарфф также допрашивал лейтенанта ВВС Мартина Джеймса Монти, который сдался добровольно и остался служить Рейху.

После окончания войны Шарффа не судили, а пригласили в США. Он давал показания по делу Монти, встречался со знакомыми летчиками и чиновниками ВВС, прочитал несколько лекций — даже в Пентагоне. Его методики работы с пленными были описаны в учебниках для американских спецслужб.

Шарффу понравилось в США и впоследствии он перевез туда семью. После эмиграции следователь вернулся к изобразительному искусству, которым увлекался в молодости. Изготовленные им мозаики украшают замок Золушки в парке развлечений Disney World.

Читайте дальше правила плена Джона Маккейна.

Автор: Виталий Бондаренко. Фото: Centre for Research and Evidence on Security Threats / CC BY-NC-SA 4.0

Поделись историей

Facebook Telegram Twitter