Можно ли назвать политика нацистом? Отвечает Европейский суд по правам человека

6 августа 2019 года Хозяйственный суд Киева встал на сторону организации «С14» в споре с «Громадським ТБ». По мнению суда, журналисты не имели права называть организацию «неонацистской», так как это повредило ее репутации. «Громадське» готовит апелляцию, а мы вспоминаем нашумевшее дело 1980-х, связанное с подобными обвинениями.

8 июля 1986 года Европейский суд по правам человека вынес решение по делу «Лингенс против Австрии» (no. 9815/82). Редактор венского журнала Profil Петер Михаэль Лингенс судился с членом Социалистической партии Бруно Крайским.

Конфликт начался еще в 1975 году, когда Крайский занимал пост федерального канцлера Австрии. Лингенс на страницах журнала раскритиковал Крайского, назвав его политику «низкопробным оппортунизмом», а самого канцлера — «недостойным». Под конец редактор еще и обвинил главу правительства в симпатиях к бывшим нацистам, что для Австрии 1970-х было тяжелой и болезненной темой.

Крайский подал иск в суд, утверждая, что Лингенс его оклеветал и навредил репутации. В 1979 году австрийский суд первой инстанции удовлетворил иск канцлера, а журналиста оштрафовал на 20 000 шиллингов. Лингенс подал апелляцию, но там суть приговора оставили без изменений, просто уменьшили штраф до 15 000 шиллингов. Тогда журналист обратился в Европейский суд по правам человека.

Петер Михаэль Лингенс, 2009 год. Фото: Tsui / CC BY-SA 3.0

ЕСПЧ в итоге встал на сторону Лингенса, обязал Австрию вернуть уплаченный штраф и возместить все судебные расходы. Аргументы Страсбургского суда были следующими:

  • Лингенс критиковал Крайского за его публичную позицию, но не трогал частную жизнь. По мнению Суда, политики занимаются публичной деятельностью, а потому должны иметь повышенную толерантность к критике своих взглядов. До той поры, пока журналисты не лезут к ним в шкаф, кровать или трусы.
  • ЕСПЧ руководствуется принципом пропорциональности, который гласит, что ограничения, накладываемые на отдельного человека в общих интересах, должны соответствовать необходимости их наложить. Государство имеет право ограничивать право на высказывание только в исключительных случаях, имеющих критическое общественное значение. Случай Лингенса и Крайского к таким не относится, поэтому санкции, наложенные австрийским судом на журналиста, не были соразмерны его действиям.
  • Более того, практику таких санкций Европейский суд считает опасной, так как она может помешать прессе в целом выполнять свою миссию по распространению информации и идей. То есть, практика вмешательства суда в подобные дела создает опасный прецедент для свободы слова в целом.
  • На десерт ЕСПЧ разграничил понятия «факт» и «оценочное суждение»:«Существование фактов можно доказать, тогда как справедливость оценочных суждений не может быть доказана… В отношении оценочных суждений выполнить это требование невозможно, и оно нарушает саму свободу выражения мнений, которая является основополагающей частью права, гарантированного статьей 10 Конвенции». По мнению Суда, журналист отвечает перед законом и обществом за правдивость фактов, но его личное мнение нельзя юридически оценивать на правдивость или справедливость, оно глубоко субъективно.

Дело «Лингенс против Австрии» стало знаковым для всей европейской прессы. Европейский суд по правам человека с тех пор своей позиции не менял.

Читайте дальше, как Верховный суд США рассматривал дело о надписях на одежде.

На обложке: Бруно Крайский, 1983 год. Фото: SPÖ Presse und Kommunikation / Flickr / CC BY-ND 2.0

Поделись историей

Facebook Telegram Twitter