494

Последнего опрышка искали так:

  •  в Ужгород присылают подкрепление — 100 жандармов;
  • за информацию о беглеце объявляют вознаграждение;
  • правоохранители Хуста просят разрешения вырубить все кусты вдоль дорог в округе, чтобы разбойнику было сложнее прятаться;
  • на село Лаз, жители которого помогают разбойнику, накладывают дополнительный налог — за содержание сверхурочной жандармерии и войска;
  • в селах современного Межгорского района всем жителям выдают удостоверение и вводят пропускной режим: заходить в лес им можно максимум на день и только с разрешения старосты села.

16 августа 1921 года осаду снимают — 23-летнего парня находят мертвым на горе возле села Нижняя Колочава. Николу Сюгая (по-чешски его фамилию пишут Шугай) поэтически называют «закарпатским Робин Гудом» или «последним опрышкой». На его могилу в селе Колочава ездят туристы. Местные рассказывают им, что Никола грабил богатых, а деньги раздавал бедным.

Звездой разбойника сделали писатели. В 1922 году повесть о нем выпустил венгр Бела Иллеш. В 1933-м опубликован переведенный на 12 языков роман чешского коммуниста Ивана Ольбрахта. В книге Ольбрахта рабочие устраивают забастовку с плакатами: «Да здравствует Никола Шугай! Шугай поведет нас!».

На самом деле Николу Петровича Сюгая вряд ли можно назвать защитником простого народа. Сына лесоруба в селе считали хулиганом, с фронта Первой мировой он дезертировал, убил двух жандармов, бывшего соседа, его подозревали в грабеже и убийстве четырех евреев.

Умер Сюгай, вероятно, под топорами односельчан. С другими опрышками тоже все было не так однозначно.

Илюстрация: кадр из фильма «Баллада про бандита» (о Николе Сюгае) режиссера Владимира Сиса, 1978 год / Česká televize

Все истории (194)