11595

Воюй, охоться, люби. Правила шляхетского сарматизма

Портрет типичного европейского правителя второй половины 17 века — роскошный парик, богатое убранство и украшения, минимум растительности на лице, манерный вид. В Речи Посполитой все было совсем иначе. Короля Яна III Собеского, правившего в 1674–1696 годах, изображали с короткой прической, молодецкими усами и в чешуйчатых доспехах с закатанными рукавами. Почему же монарх одного из сильнейших государств своего времени, прославленный победитель турков не шел в ногу со временем? Причина — польский сарматизм.

ГОСУДАРСТВО — ЭТО МЫ!

Во второй половине 15 века польский хронист священник Ян Длугош написал труд по истории Польши до 1480 года. В нем впервые встречается слово «сарматизм» — автор связывает древнюю польскую историю с сарматами. И хотя этот воинственный народ исчез задолго до появления поляков, это не помешало формированию среди польской шляхты легенды о ее сарматском происхождении.

Краеугольным камнем сарматизма был свободолюбивый характер польской шляхты. Это объяснялось кочевой жизнью «предков». Считалось, что никто не может быть выше шляхтича, даже короля он считал равным себе. Это шло вразрез с западноевропейским опытом, где именно в 16–17 веке формировался абсолютизм — неограниченная власть монарха.

Польский шляхтич, вероятно, посмеялся бы со слов Людовика XIV «государство — это я». В Речи Посполитой настоящим хозяином был именно шляхтич, а не монарх. Шляхтичи совместно выбирали короля, контролировали его и решали ключевые государственные дела. Шляхта имела право на восстание против монарха, а также возможность голосом одного делегата остановить обсуждение любого вопроса в Сейме. Такой правовой принцип мешал Речи Посполитой принимать сложные решения, ослабляя государство в критические моменты.

САРМАТ ПОЛЬСКИЙ ОБЫКНОВЕННЫЙ

Сарматизм возник в 16 веке, дополнялся мифами и оформился как традиция в начале 1600-х годов. Это было целое мировоззрение со своими канонами и ценностями. Важной его особенностью было утверждение о происхождении от сарматов только шляхты. Простолюдины не считались потомками древних кочевников. Шляхтич не должен был «марать» себя физической работой. Достойными шляхты занятиями были охота, любовные приключения и, конечно, война.

Чтобы подчеркнуть сарматское — восточное — происхождение, польское господствующее сословие выбирало соответствующий наряд: жупан — длинную верхнюю одежду на застежках и кунтуш, который носился поверх жупана и имел прорезанные рукава. Подпоясывался польский денди широким слуцким поясом из тонких шелковых, золотых и серебряных нитей с белорусскими орнаментами. Обязательная сабля на боку подчеркивала воинственность и готовность драться — за Родину, честь или женщину.

Польский шляхтич, одетый в жупан и кунтуш. Рисунок — Жан-Пьер Норблен де ла Гурден, 1817 год. Источник: Bibliothèque nationale de France

В отличие от европейских коллег, польские аристократы 17 века не носили париков — в моде была короткая стрижка и большие усы. Конечно, шляхтич пытался показать современникам и передать потомкам собственное величие, так возник жанр «сарматского портрета». Даже в архитектуре появляется так называемое сарматское барокко, характерные черты которого — простота и определенная грубость форм.

ЭВОЛЮЦИЯ И НАСЛЕДИЕ

Поддерживая эксклюзивные права шляхты, сарматизм стал проблемой для польско-литовской государственности. Речь Посполитая первой половины 17 века была могущественным государством, но имела серьезные недостатки. Слабость королевской власти и произвол шляхтичей относительно всех остальных слоев населения уже начали ощущаться. Притеснения украинских крестьян и козаков — пограничных воинов Речи Посполитой — вызывают многочисленные восстания в начале 17 века. В конце концов это заканчивается выступлением Богдана Хмельницкого, которое чуть не уничтожило само польско-литовское государство.

Польский шляхтич второй половины 17 века — это уже высокомерный ретроград, не чувствующий дыхания времени. Когда в следующем веке в Европе начинает распространяться Просвещение, сарматизм с его неприятием нового окончательно становится тормозом для государства. Напыщенный шляхтич-сармат старого порядка становится предметом насмешек в утонченных салонах, где уже зреют идеи свободы, равенства, братства. Да и сам «сармат» уже не так ищет военной славы, как лелеет свой гонор, не интересуясь тем, что происходит вокруг. И зря — соседние абсолютистские монархии, наблюдая слабость королевской власти и шляхетскую вседозволенность, присматриваются к землям Речи Посполитой.

Государство слабеет и отчаянная попытка реформ со стороны Станислава Августа Понятовского (правление — 1764–1795) уже не может спасти ее. Тем более, что усилия короля встречают ожесточенное сопротивление со стороны «сарматов». В 1772 году Австрия, Пруссия и Россия впервые делят между собой польско-литовское государство. Первый раздел некогда могучего королевства станет итогом войны Барской конфедерации против короля — реализации права шляхты на рокош — восстание для защиты своих вольностей.

За несколько столетий сарматская теория успела стать явлением, глубоко укоренившимся в сознании польской элиты и всего народа. Гордые «потомки сарматов» будут дважды неудачно восставать в 19 веке, а после падения Российской империи все же возродят собственное государство. Сейчас сарматизм — часть уникального культурного кода поляков, который воспринимается многими из них с иронией.

Автор: Евгений Козупица

ДАЛЕЕ ЧИТАЙТЕ О ГЕНЕТИЧЕСКОМ ПРОИСХОЖДЕНИИ ПЕРВЫХ ПОЛЬСКИХ КОРОЛЕЙ.

На обложке: фрагмент портрета польского короля Яна III Собеского, конец 17 века. Источник: cyfrowe.mnw.art.pl

Поделись историей

Facebook Telegram Twitter