7303

Кастрированный волк, бесславная лиса и другие герои непечатных народных сказок

Филолог и фольклорист Александр Николаевич Афанасьев получил прозвище «русский Гримм». Он любил и собирал народные сказки. Первый сборник с фантасмагоричными и поучительными историями был опубликован в 1855 году. В предисловии к «Народным русским сказкам» было сказано: «…Некоторые очень любопытные сказки из собрания В.И. Даля, к сожалению, не могут быть допущены к печати ради нескромности своего содержания: героем подобных рассказов чаще всего бывает попов батрак. Здесь полно юмору, и фантазии дан полный простор». Понимая, что такие сказания выпустить в Российской империи не удастся, он отправил книгу «Народные русские сказки. Не для печати. На собрания В.И. Даля. 1857–1862» в Женеву, где её выпустила Вольная русская типография А.И. Герцена. Получил сборник и другое название — «Русские заветные сказки». Под этим именем он был опубликован на постсоветских просторах лишь в 1991 году.

Слово «заветный» В. И. Даль определяет как «завещанный; переданный или хранимый по завету, секретный». Вместе с тем Даль называет заветными эротические пословицы и поговорки, который он собрал вместе Петром Александровичем Ефремовым.

Однако не только эротика стала причиной запрета заветных сказок. В них было очень много матерщины. Как тут не вспомнить слова Федора Достоевского: «Народ наш не развратен, а очень даже целомудрен, несмотря на то, что это бесспорно самый сквернословный народ в целом мире, — и об этой противоположности, право, стоит хоть немножко подумать».

Также среди историй были и такие, которые носили сугубо антиклерикальный характер. Они высмеивали глупость попов, показывали их непристойное и богохульное поведение.

Писатель Аполлон Григорьев вспоминает о своем детстве:

Иван Билибин. «Портрет монаха», 1933 год. Источник: Wikimedia Commons

«Рано, даже слишком рано пробуждены были во мне половые инстинкты и, постоянно только раздражаемые и не удовлетворяемые, давали работу необузданной фантазии; рано также изучил я все тонкости крепкой русской речи и от кучера Василья наслушался сказок о батраках и их известных хозяевах».

В то время «известными хозяевами» батраков были попы.

Издевательство над попами и матерщина в сказках имеет обрядовый характер, привнесенный из языческих традиций. Во время масленичных, рождественских, купальных и других обрядов люди рассказывали антиклерикальные сказки, матерились, изображали из себя нечистую силу (хороводы с переодеванием в чертей на Маланку до сих пор проводят на территории Западной Украины), чтобы очиститься от скверны. Грубо говоря, нагрешиться вдоволь, чтобы последующее после праздников время жить чисто.

Лингвист Борис Успенский  также подчеркивает, что не только рассказ сказок, но и сами сказки отсылают нас к языческим временам. Он отмечает, что в сказке «Поп ржёт, как жеребец» представлен похотливый поп, который завлекает барышню, как лошадь, крича «иго-го», и ему отвечает женщина, изображая кобылу (иги-ги). Так изображена их любовная страсть, отсылающая к языческим играм, которые упомянуты в постановлении Владимирского собора 1274 г.: «вкупе мужи и жены, яко и кони вискають и ржуть, и скверну деють».

Если же мы говорим о чисто эротических сказках, то они связаны со свадебными и похоронными обрядами восточных славян. Когда молодожены уединялись в родительском доме после гуляний, старики рассказывали собравшимся пошлые сказки. Таким образом подкрепляли символически и вербально процесс совокупления двух душ для получения здорового потомства.

В Украине же было характерным рассказывать пошлые сказки с элементами черного юмора и играть возле покойника, пародировать его отпевание во время похорон. Этот обычай получил название «грушка», «посіжіння» или «жартовливi голосiння», и был распространен среди гуцулов. Считалось, что душу мертвеца следует проводить на тот свет веселой. Об этом обряде вы могли читать в произведении «Тіні забутих предків».

Гуцульские похороны. Источник: Открытки и фотографии Гуцульщины 1920-1930 гг. / kosivart.net

Многие заветные сказки были метафоричными. Например, в сказке «Чесалка» гребень символизирует фаллос. Герой бросает гребень в чистое поле и там вырастает лес. Именно поэтому в свадебном обряде России, когда дружка укладывает молодых в постель, она приговаривает: «Ройся в шерсти».

И наоборот, в сказке «Поп, попадья, поповна и батрак» батрак надевает носок на пенис и говорит, что заключил вора в тюрьме. Тут есть и намек на жадное духовенство, склонное к воровству. А также таким причудливым образом обыгрывается половой акт.

В сборник Афанасьева вошли только две украинские заветные сказки: «Свадьба дурака» и «Поп и цыган». А первый сборник с отечественными эросказками появился в 1899 году под названием «Галицко-русские анекдоты». Издал его во Львове Владимир Гнатюк при помощи Научного общества имени Шевченко. А в 1916 году Гнатюк завершил двухтомный труд «Украинские народные байки», в который вошли сказки западных, центральных и восточных регионов Украины. Но в сборник не вошли три пошлые сказки: «Кастрированный волк», «Бесславная лиса, или более хвастовства, нежели заслуги», «Как ночевала мышь с лягушкой».

Но труды не пропали. В 90-ых годах их напечатал первый эротический журнал в Украине «Лель».

Автор: Антон Визковский

Читайте далее о личной жизни Ганса Кристиана Андерсена

На обложке: Популярный лубочный сюжет, где женщина избивает своего мужа, 1880-е годы. Литография Васильева. Источник: The Trustees of the British Museum / CC BY-NC-SA 4.0

Поделись историей

Facebook Telegram Twitter