Жертвы «Большого скачка»: неизвестный китайский голод

Юлия Поскробок, Митя Раевский

Если считать еще и нерожденных детей, то жертвами Великого Китайского голода, по данным независимых исследований, стали около 61 миллиона человек. Все они тяжело работали и умирали, чтобы Мао Цзэдун смог доказать миру преимущества китайской экономики.

«Твой отец умирает от голода. Поторопись и возьми немного риса, если можешь», — эти слова навсегда изменили жизнь китайского мальчика Ян Цзишена. Апрельским днем 1959 года он работал над стенгазетой в школе, когда прибежал его друг и рассказал ужасную новость. Цзишен взял припасов и помчался к отцу — в село Ванли уезда Сишуй.

В селе — ни души. Не слышно лая собак, не видно домашнего скота. Дерево возле дома без листьев и коры, а корни выкорчеваны. Вместо ставка — яма. В доме Ян не нашел и рисинки. Отец попытался поднять руку, чтобы поздороваться с сыном, но не смог. Мальчик в спешке приготовил поесть, но было слишком поздно — мужчина уже не мог глотать. Через три дня он умер. Молодой Ян и не подозревал, что так умирают миллионы людей по всему Китаю. Об этом он узнает гораздо позже.

В 2008 году в Гонконге выйдет книга Ян Цзишена  «Надгробие. Большой китайский голод 1958–1962». Он, уже известный в то время журналист, попытается прямо и откровенно написать о связи страшного голода и экономической политики Мао Цзэдуна. В самой КНР книгу, конечно, запретили. Что произошло в Китае в 1958–1962 годах — разбирается WAS.

Большой скачок вперед

В середине 20 века Китай был большим аграрным государством, и в экономическом развитии значительно отставал от промышленных стран. В ноябре 1957 года состоялась встреча Мао Цзэдуна и Никиты Хрущева в Москве на Международном совещании представителей коммунистических и рабочих партий. Отношения между лидерами СССР и КНР были напряженными — Мао обвинял руководство Союза в отклонении от курса Сталина. В самом Китае было запрещено даже говорить о решении ХХ съезда КПСС и развенчании культа личности .

Мао Цзэдун хотел, чтобы главной социалистической страной был Китай, а не СССР. В рамках конкуренции с Хрущевым, который заявил, что через 3 года обгонит США по объему производства мясомолочной продукции, китайский лидер пообещал за 15 обогнать Великобританию по производству стали. В мае 1958 года на VIII съезде КПК провозгласили программу «Большого скачка», которая предусматривала ускоренную версию индустриализации и коллективизации сельского хозяйства. В рамках нового пятилетнего плана экономики, объемы промышленной продукции должны были вырасти в 6,5 раза, сельское хозяйство — в 2,5.

Мао Цзэдун и Никита Хрущев в Китае в 1959 году. Источник: Library of Congress
i

Кроме выплавки стали и труда на полях, крестьяне истреблять «врагов» китайской экономики — мух, комаров, крыс и воробьев. Первые три группы пережили эту кампанию, их количество только возросло из-за антисанитарии. А вот полезных для аграрного сектора воробьев стало гораздо меньше — к концу 1958 года убито до 1,96 миллиарда птиц. Некому стало истреблять саранчу и реальных вредителей, что плохо отразилось на урожаях. В 1960 году Мао Цзэдун признает ошибку и начинает закупать воробьев за рубежом.

За основу коллективизации Мао берет опыт СССР, но делает все по-своему. Основой новой аграрной политики и жизни китайских крестьян вообще становится народная коммуна в среднем по 2000 семей в каждой. К началу 1959 года в Китае уже было около 26 тысяч коммун.

Жизнь крестьян в коммунах становится невыносимым, потому что нужно не только работать на полях, но и выплавлять сталь. Согласно директиве партии началось строительство малых печей из глины для плавления металлов. К декабрю 1958-го таких было уже 700 тысяч. Сталь — один из магических индикаторов успешности страны. Производство стали — главная цель коммун, с которой они справлялись не слишком успешно. К стали добавляли все, даже собственные волосы, чтобы хоть как-то ее укрепить. Официально для мира Китай начинает производить миллионы тонн стали, на самом деле — она ​​была крайне низкого качества и не годилась для производства.

Производство стали считалось ключевым показателем широкомасштабной индустриализации. Было решено, что оно должно удваиваться ежегодно. Для этого во всех дворах народных коммун строили печи для выплавки металлов, 1958 год. Источник: Wikimedia Commons

Рабочий день в коммуне начинался с рассветом и заканчивался затемно. Мужчины и женщины жили отдельно, чтобы личная жизнь не отвлекала от выполнения плана.

«Даже супружеская пара не имела сексуальной жизни. Разве что секретно. Если кого-то ловили на сексе — доносили. Некоторые женщины испытывали такое унижение, что заканчивали жизнь самоубийством », — пишет Ян Цзишен.

Денег не было ни у кого в коммунах, только рабочие очки, трудодни. Поэтому старые, больные и беременные были обречены на голодную смерть. В среднем крестьянин должен был получать 250 грамм пищи в день. Однако для того, чтобы получить даже эту стандартную порцию, надо было дружить с руководителями коммуны.

Ян Цзишен в своей книге описывает много случаев зверств начальников коммун. Например, один руководитель пообещал женщине 2 булочки, если она разденется для него. Она раздевается, но ему не нравится то, что от голода у нее нет груди. Он требует привести ее дочь. Женщина подчиняется в обмен на еду, а после — кончает жизнь самоубийством. Другой случай: в провинции Хунань мужа заставляют закопать сына заживо из-за того, что тот украл еду. Отец умирает с горя тремя неделями позже.

С зерном были еще большие проблемы, чем со сталью. Коммуны поставляли настолько мало зерна, что Мао Цзэдун решил создать конкуренцию между ними, предложив вознаграждение. Эта стратегия не увеличила производства зерна, зато распространила массовую фальсификацию отчетов. Часть зерна шла на выплату долга СССР, еще часть — на экспорт, чтобы доказать миру преимущества китайской экономики. Остальное распределяли по городам и хранилищах и лишь небольшая доля оставалась крестьянам. За 2 года Китай вывез из страны 7 миллионов тонн зерна. Это зерно спасло бы около 16 миллионов жизней.

Члены коммуны работают на поле ночью, используя лампы. Китай, провинция Хэнань, 1959 год. Источник: Wikimedia Commons

Китай теряет человечность

Крестьяне начали голодать и искать альтернативные источники пищи: траву, опилки, кожу и даже семена, просеянные из экскрементов животных. Собаки, кошки, крысы, мыши и насекомые — все становилось пищей для людей. Недостаток питания и тотальный голод были уже очевидны. Уровень рождаемости резко снизился, поскольку у крестьянок из-за голода не было менструации и они были слишком слабы. По оценке Мао Юши, руководителя Экономического института в Пекине, 16 миллионов детей не родилось в этот период от голода, а около 2–3 миллионов крестьян покончили с собой.

Одним из самых страшных последствий Большого Голода был каннибализм. Полицейские отчеты подробно описывают конкретные случаи каннибализма. В провинции Аньхой за 1960 год было зарегистрировано 1289 случаев. В Фэньяне супруги задушили и съели своего восьмилетнего сына. Некоторые родители не решались убить своего ребенка самостоятельно — обменивались детьми и ели чужих. Каннибализм строго карался властями, но вопреки этому продолжался. Были много случаев отказа от детей, их продажи и принудительной проституции. Некоторые голодающие крестьяне убивали своих детей и пожилых родственников, чтобы избавить их от страданий.

Голодная крестьянская семья, жертвы провальной кампании «Большого скачка» в Китае, 1958–1960 годы. Фото: akg-images / Pictures From History / EastNews

Конец Большого скачка

В июле 1959 года ко всем этим ужасам добавились природные катаклизмы. Вышла из берегов река Хуанхэ, в результате наводнения в Восточном Китае погибло до 2 миллионов человек. Впоследствии пришла сильная засуха, выжигавшая на полях те остатки зерна, которые еще там были. Около 55 % сельскохозяйственных земель страны уже не давали урожая. В 1960 году пшеницы собрали на 70 % меньше, чем в 1958-м.

Руководство КПК забило тревогу. На Лушаньском пленуме ЦК КПК в июле-августе 1959 года экономическую политику «Большого скачка» Цзэдуна раскритиковал его давний противник, маршал Пэн Дэхуай. Пена поддержали и другие члены Центрального комитета — заместитель министра иностранных дел Чжан Вэньтянь, министр финансов Ли Сяньнянь, маршал Чэнь И. «Вождю» пришлось идти на уступки — Мао Цзэдун частично признал свои ошибки. Должность председателя КНР он, на всякий случай, еще в апреле передал Лю Шаоци. Позднее именно на него Мао свалит долю вины за провал экономической политики.

Лю Шаоци вместе с будущим реформатором Китая Дэном Сяопином начали частичную деколлективизацию и возвращение к рыночным методам управления экономикой. Окончательно голод прекратится только после 1962 года, когда политика «Большого скачка» официально завершится, но последствия будут ощутимы еще много лет.

Показательный завтрак в коммуне района Хайдянь. Китай, Пекин, 6 ноября 1958 года. Источник: Xinhua / Wikimedia Commons

Мир почти не знал о голоде в Китае. Миграция внутри страны запрещалась. Даже сами крестьяне не знали, что голод распространен по всей стране. Каждый думал, что проблема локальная. На международной арене Китай признавал только определенные проблемы с урожаем, скрывая истинные масштабы голода. Когда в 1960 году в провинцию Аньхой приехали иностранные журналисты, сотрудничавшие с Xinhua News Agency, то им показали фальшивую картинку — магазины забиты едой, а красивые и сытые девушки плавали на лодках по озеру. Как и советская власть во время Голодомора, руководство КНР пыталось работать с журналистами таким образом, чтобы мир не узнал правду о голоде.

Что было дальше

  • Мао Цзэдун отомстил за критику своих ошибок. В 1966 году он объявил Культурную революцию, в рамках которой призвал к борьбе с «реставраторами капитализма». Среди «врагов народа» оказался Пэн Дэхуай, которого до 1974 года будут пытать в тюрьме. Тогда же арестуют Лю Шаоци, дальнейшая судьба которого до сих пор неизвестна. Мало кто из критиков Мао пережил Культурную революцию.
  • По официальной версии период голода назывался «Три года стихийных бедствий». Только в 1982 году Китай провел перепись населения, позволившую оценить общее количество смертей между 1959 и 1961 годами. Официальный Пекин признает только 15 млн жертв. По данным независимых исследований, количество погибших значительно выше — около 45 миллионов жертв и 16 миллионов нерожденных детей. Ян Цзишен в своей книге пишет о 36 миллионах непосредственных жертв и 40 миллионах нерожденных.
  • Ян Цзишен живет и работает в Пекине. В 2016 году Гарвардский университет наградил его премией за честную журналистику. Но Цзишена не выпустили из страны на вручение премии.
Популярное: