Планы Сталина и катастрофа 1941 года: Версия Марка Солонина

В своих книгах-бестселлерах независимый исследователь Марк Солонин доказывает, что официальная советская история войны с Третьим рейхом лжет: Сталин готовился ударить первым, Красная армия значительно превосходила вермахт по числу солдат и техники, но не смогла летом 1941 года оказать достойного сопротивления из-за низкого боевого духа.

WAS поговорил с писателем накануне его приезда в Киев. 19 сентября Солонин прочитает лекцию о предпосылках сокрушительного поражения СССР в первые недели войны. Вы можете присутствовать в зале или посмотреть онлайн-трансляцию выступления.

— Несколько дней назад после каникул дети снова пошли в школу, где будут учить, среди прочего, историю Второй мировой. Вы утверждаете, что Сталин готовился к нападению на Гитлера, нападение было намечено на лето 1941 года, а поражения Красной армии в начале войны связаны с деморализацией солдат и офицеров. Какие из этих тезисов кажутся вам железобетонно доказанными, достойными войти в школьные учебники, а где видите еще пространство для исследований и обсуждений?

— Вы очень точно все передали. Единственное, я бы уточнил, что Сталин планировал установить свою власть везде, куда он мог дотянуться: на Дальнем Востоке, в Юго-Восточной Азии, в Европе, в районе Персидского залива. Действительно в 1941 году эта задача уже формулировалась как задача нападения на Германию, потому что Германия контролировала большую часть Европы. Не будь Гитлера, был бы там какой-нибудь социал-демократический президент. Но планы Сталина не поменялись бы.

— Так какие из своих главных тезисов вы считаете?..

— Я помню вопрос. Доказанными мне представляются все. Я бы даже сказал, что немногие другие описания исторических событий подтверждены таким исчерпывающе большим количеством документов, как те три тезиса, которые вы назвали. Письменных источников о походах Александра Македонского или о нашествии гуннов на Европу до нас дошло несоизмеримо меньше.

Mark Solonin
Марк Солонин. Фото из личного архива

— Под влиянием каких фактов сформировались ваши взгляды? Вы помните момент, когда вам стало все ясно?

— Как ни странно, помню. Момент «эврика!» случился, когда в моей квартире появился интернет. Это был 1999-й или 2000 год. В интернете я нашел потрясающую вещь. Во времена хрущевской оттепели советские военные историки провели огромную работу и составили 43-томный Сборник боевых документов Великой отечественной войны. В томе № 36 был отчет командира 15-го мехкорпуса о боевых действиях в районе Броды — Берестечко — Дубно, как раз у вас в Украине. В нем говорится, что до начала боевых действий в 10-й танковой дивизии этого мехкорпуса числилось 363 танка, из которых 318 были исправны и «вышли в поход» 22 июня. Пять дней эта дивизия ползала туда-сюда по лесу, пока 27 июня не пошла в атаку. Все 39 танков.

А где же остальные?! С калькулятором в руках пересчитываю все упомянутые в докладе потери первых пяти дней, боевые и небоевые. Набираются 53 единицы. А где еще 226 танков, включая 66 новейших на тот момент Т-34 и КВ. Опечатка в книжке или что?

Чем больше я читал эти отчеты, тем шире открывалась передо мной картина явления, которое в своей первой книге я назвал словами «танковый падёж». Дальше выяснилось, что такой же падёж был в авиации. Как авиационный инженер, я назвал это «аварийным сбросом». Условно говоря, в боевом донесении за 20 июня в неком авиаполку числятся 64 самолета, из них 58 исправны, а на следующий день начинается война, и боеготовых самолетов вдруг оказывается 28. Это был для меня первый звоночек.

Soviet troops of the Voronezh Front counterattacking behind T-34 tanks at Prokhorovka during the Battle of Kursk
Курская битва, контратака Красной армии, 1943 год. Источник: Red Army photo / mil.ru

Вторым звоночком стал сборник «Гриф секретности снят. Потери вооруженных сил СССР». Он был подготовлен в 1993 году большим коллективом военных историков тогдашней России, в некоторой степени демократической. В сборнике нет долгих рассуждений. Только бесконечные ряды цифр и таблиц, потери по операциям, годам, фронтам, родам войск.

На странице 367 я прочитал, что Красная армия в 1941 году потеряла 6 290 000 единиц стрелкового оружия, и снова начал искать опечатку. Как можно потерять шесть миллионов стволов? Винтовки охапками не раздают. У каждой есть индивидуальный номер, каждая выдана под роспись. Каждый боец предупрежден, что за потерю винтовки пойдет под трибунал. На странице 338 нам сообщают, что к концу 1941 года в плену находилось 4 059 000 красноармейцев (эта цифра даже больше той, что называли в своих сводках немцы). На странице 334 сказано, что 500 тысяч советских военнопленных вступило в различные «добровольческие» формирования вермахта и СС. Всего на стороне противника с оружием в руках воевало 800 тысяч бывших граждан СССР.

И так далее. Sapienti sat — «умному достаточно». Дальше мне оставалось только оформить это в понятном для читателя виде, то есть написать первую книгу. К слову говоря, она была издана издательством «Вiдродження» в Дрогобыче в 2004 году.

— Как эволюционировали ваши взгляды на Вторую мировую с начала 2000-х? Какие-то факты смогли перевернуть сложившееся тогда мнение или все новые находки его подтверждали?

— Никаких переворотов в моей оценке тех событий не произошло, однако со временем радикально изменились источники, с которыми я работал. В конце 1990-х годов мне были доступны только мемуары советских генералов и маршалов, которые лежали в любой библиотеке, книги советских историков и кое-какая информация в интернете. По мере того, как издавались мои книги (совокупный тираж в одной России у меня примерно 300 тысяч, а изданы они по всей Восточной Европе), появились гонорары и люди, готовые помочь не только советом. С ними появилась и возможность работать в архивах. Сначала это были наши архивы, потом я смог поехать во Фрайбург, там находится военный архив Германии.

После того, как у меня изменился круг доступных источников, картина событий немного уточнилась — стала еще более мрачной. Реальность оказалась гораздо хуже, чем я представлял во время написания первых книг. Под реальностью я имею в виду моральное состояние Красной армии и всего советского общества, ставшее непосредственной причиной «танкового падежа», «аварийного сброса» в авиации и поражений СССР в начале войны.

Радист немецкой военной разведки за работой. Третий рейх, 1939 год. Фото: Bundesarchiv, Bild 146-2005-0157 / CC-BY-SA 3.0

— Огромный массив документов о войне до сих пор остается в России секретным. Если представить, что в один день московские архивы советского времени откроются так же, как открылись в Киеве, в какую папку вам было бы интереснее всего посмотреть? Какой документ вы будете искать в первую очередь?

— От такой захватывающей перспективы у меня просто дыханье сперло. Я прекрасно знаю, куда направлюсь. На Знаменку, 12, в здание Генерального штаба российской армии. В нем находится 15-й отдел Центрального архива Министерства обороны, то есть архивные фонды Генерального штаба и наркомата обороны, в том числе 1940–1941 годов.

Там работают замечательные деды, военные пенсионеры. Как-то они приоткрыли дверь и говорят: «Мы тебя туда не можем впустить, но загляни». Я заглянул. Это была комната размером со школьный спортивный зал с узкими проходами и стеллажами до потолка, и все заполнены документами. Я думаю, там еще много чего осталось. Рукописи не горят, потому что бюрократическая машина плодит такое количество сопутствующих бумаг, копий, рассылок, информационных писем, что их очень сложно учесть, собрать и все сжечь.

У меня случались поразительные находки. Да что говорить про меня, если фонд Александра Яковлева «Демократия» выпустил в конце 1990 годов двухтомник «1941 год», в котором опубликован невероятный документ. 25 ноября 1940 года в Москве немецкому послу Шуленбергу вручили перечень условий, на которых Советский Союз был готов присоединиться к столь органичному для него блоку тоталитарных государств — Тройственному пакту Германии, Италии и Японии. Документ подписал лично товарищ Молотов, глава советского правительства и по совместительству нарком иностранных дел. Согласитесь, такой союз смотрелся бы куда естественнее, чем ось Лондон—Вашингтон—Москва.

Эту бумагу должны были сжечь сразу же после начала советско-германской войны, потом должны были сжечь 16 октября, когда немцы подходили к Москве, и еще раз после того, как товарищ Сталин в Тегеране стал, смешно сказать, участником антигитлеровской коалиции демократических стран. Но бумага почему-то не сгорела. Так что в этом смысле я оптимист.

— Рассказав об этом документе, вы сняли мой вопрос о том, была ли война между нацистской Германией и Советским Союзом неизбежной. Очевидно, что ее можно было избежать заключением союза.

— Я аккуратно выражусь, но есть основания предположить, что Гитлер, посылая Риббентропа в августе 1939 года в Москву, на самом деле хотел добиться союза. Не заморочить голову, не оттянуть войну, не получить выгоды в виде миллионов тонн зерна, нефти. Нет, он действительно хотел союза, он действительно думал, что вместе с близким ему по духу режимом будет рэкетировать планету Земля и сможет договориться о том, кто какие страны крышует.

Что касается Сталина, то здесь мы имеем свидетельство Хрущева. В своих мемуарах он пишет, что Сталин после подписания пакта Молотова-Риббентропа «ходил гоголем» и все повторял: «Надул Гитлера. Надул Гитлера!» Со стороны Сталина переговоры были надувательством с самого начала. А Гитлер, похоже, на каком-то этапе был готов взять Сталина в долю.

Министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп, лидер СССР Иосиф Сталин и министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов на подписании договора о ненападении между Германией и Советским Союзом, 23 августа 1939 года. Фото: Daily Mail / Press Agency / Imperial War Museums
Адольф Гитлер и министр иностранных дел Германии фон Риббентроп, 24 августа 1939 года. Источник: архив журнала «Огонек»

— Что после очень тяжелой Финской войны, после получения докладов разведки с очень преувеличенной оценкой мощи люфтваффе, после триумфального шествия вермахта по Европе, что давало Сталину основание считать, будто он может напасть на Германию и победить?

— Мы сделаем ошибку, предположив, что товарищ Сталин принимал осмысленные решения. Да, Сталин был достаточно ловким интриганом, чтобы перебегать из одной фракции в другую, стравливать соратников, усыплять бдительность противников и уничтожать их одного за другим. Но если понимать под умом способность к системному абстрактно-логическому мышлению, то с чего мы решили, что этот мальчик, выросший в ужасной нищете, избиваемый вечно пьяным отцом, недоучившийся в духовной семинарии, что он мог мыслить рационально?

Очень многие действия Сталина нельзя объяснить логикой. Приведу один частный, но показательный пример — авиационный бензин. Как мы знаем, товарищ Сталин очень любил авиацию и летчиков. На похоронах Чкалова плакал настоящими слезами. По записям в журнале посещений кабинета Сталина видно, что там чуть ли не ежедневно появляется то нарком авиационной промышленности, то кто-то из авиаконструкторов.

Авиация была любовью товарища Сталина. Чтобы его любимые самолеты летали, нужен бензин. Советский Союз в то время добывал 30 миллионов тонн нефти в год. Второй страной в Европе по объему нефтедобычи была Румыния, которая добывала в 5–6 раз меньше. Всех остальных вообще на графиках не видно. На территории Германии нефтяных вышек не было и нет. В подчиненных Чехии, Австрии, Венгрии была какая-то мизерная нефтедобыча. По большому счету, у немцев была только румынская нефть. Причем из 5 миллионов румынской нефти, 2 миллиона уходили бесполезному союзнику Муссолини и вроде бы разгромленной Франции.

Германии доставалось 3 миллиона тонн нефти в год. СССР имел 30 миллионов тонн нефти, из которых производил менее 0,25 миллиона тонн авиационного высокооктанового бензина. Дисбаланс между добычей и переработкой был такой, что во время войны добытую в Баку нефть разливали по «открытым хранилищам», то есть оврагам и ямам, а затем и вовсе начали закачивать назад в пласт!

Никакого рационального объяснения такому безумию вы не найдете. Советская авиация летала только потому, что американцы присылали готовый авиабензин (1/4 всего потребления), присылали высокооктановые фракции, которыми советский бензин доводили до нужной кондиции (еще ⅓ суммарного потребления). Половина от последней трети была сделана на доставленных через океан шести американских установках крекинга и с использованием американского тетраэтилсвинца.

Если бы не помощь США, советской авиации в небе войны просто не было бы. Как это можно объяснить? Как страна с самой большой нефтедобычей в Старом свете могла подойти к войне без авиационного бензина при том, что ни к чему другому, кроме войны, она не готовилась? Мы же не можем сказать, что эта страна потратила свои ресурсы на швейные машинки, бытовые холодильники и квартиры для рабочих. Она же ничего другого не делала, кроме оружия. А про авиабензин, представьте себе, забыла.

Как только мы поймем, что Советским Союзом управлял малограмотный бандит, возможно, мы перестанем задавать вопросы, на которые нет ответов.

Плакат «Крепите Красный Воздушный флот». Автор: Ф. Аверин, 1934 год. Источник: Государственный музей истории космонавтики в Калуге / gmik.ru
Встреча Чкалова, Байдукова и Белякова на Щелковском аэродроме 10 августа 1936 года. Сталин здоровается с Чкаловым. Источник: газета «Правда», 1940 год

— Вы утверждаете, что Советский Союз не был готов к войне. Так как он умудрился победить Германию?

— У меня есть большая статья, она так и называется «Как Советский Союз победил в войне?» Статья начинается такими словами: «Я хотел назвать эту статью «Почему Советский Союз победил в войне», но потом понял, что такое название введет в заблуждение. Фраза «почему победил?», предполагает, что к тому были объективные причины, что это было что-то такое неизбежное, неотвратимое, как восход Солнца, как падение яблока с яблони. Ничего подобного. Советский Союз мог в этой войне потерпеть сокрушительное поражение. Несколько раз он был в сантиметре от катастрофы. Но в силу стечения множества разных обстоятельств получилось так, что в этой войне Сталин победил. А мог и проиграть, мог быть разгромлен в пух и прах».

Что касается основных причин такого итога войны, то, во-первых, этому способствовала фатальная глупость Гитлера. Он не оценил политические возможности, которые открывала военная ситуация 1941 года. Во время Первой мировой Германия помогла большевикам прийти к власти, а затем заключила с ними мир. Это можно было повторить в 1941-м. Сокрушительное летнее поражение Красной армии могло стать детонатором политического взрыва и привести к созданию новой власти, готовой подписать с Гитлером вассальный договор.

Как вам прекрасно известно, в Украине были силы, готовые сотрудничать с Германией. 30 июля 1941 года эти силы провозгласили во Львове свое правительство. Как с ними обошелся Гитлер, вы тоже знаете. Так же он обошелся и с русскими эмигрантами, и с русскими из числа командного состава Красной армии, которые предлагали свои услуги, чтобы совместными усилиями разгромить Сталина и занять Москву. Гитлеру достаточно было просто не мешать процессу, который уже пошел, но его ума и на это не хватило. Это позволило Красной армии ценой потери как минимум 8 миллионов военнослужащих устоять на самом краешке пропасти, не упасть и дотянуть до ранней и небывало лютой в том году зимы.

Во-вторых… На самом деле, это первый по важности фактор. Сталин не воевал против Гитлера в одиночку. У Сталина были союзники, и у Гитлера были союзники. У Гитлера в союзниках были Хорватия, Словакия, Румыния, Финляндия… А у Сталина была в союзниках Великая Британия в составе Англии, Канады, огромной Индии, Южной Африки, Австралии, а также США, которые уже в 1930 годах превосходили по объему промышленного производства всю остальные страны мира. Союзники Сталина чрезвычайно активно воевали против Гитлера на воде, под водой, в воздухе, на земле, да еще присылали Сталину колоссальное количество всякого добра… Чтобы вы понимали, стоимость американских поставок в рамках ленд-лиза в денежном эквиваленте примерно вдвое превосходит стоимость советской индустриализации 1930 годов.

Ялтинская конференция — встреча лидеров стран антигитлеровской коалиции, февраль 1945 года. На переднем плане Черчилль, Рузвельт и Сталин. Фото: U. S. Signal Corps / Library of Congress

И, наконец, третий, самый действенный фактор. За годы войны, названной Великой и Отечественной, военные трибуналы осудили 2 530 683 человека. Приговорено к расстрелу 217 тысяч. Это сопоставимо с общими потерями США за всю войну. И это только трибуналы! В эту цифру не вошли замученные во время «следствия» и погибшие в лагерях, не вошли расстрелянные по решению «Особого совещания» НКВД, не вошли убитые заградотрядами, не вошли потери штрафных батальонов… Вот так товарищ Сталин смог овладеть ситуацией и восстановить управляемость в Красной армии и в тылу. Красная армия стала воевать. Как не воевать, если солдат знал, что за спиной у него стоит заградотряд, а семья его находится в заложниках у НКВД.

В конечном итоге Германия рухнула под непосильной тяжестью войны на истощение против трех великих держав, которые по людскому, промышленному, сырьевому потенциалу превосходили Германию где-то в разы, где-то в десятки раз. Германия рухнула, и благодаря этому Сталин оказался в перечне победителей.

— Вопрос напоследок. С 2006 до 2013 года ваши книги выходили почти ежегодно. С 2013 года нет ничего. Это отпуск или отставка?

— Это отставка. В 2013 году вышла моя последняя по счету и, уверен, лучшая моя книга «Июнь 41-го. Окончательный диагноз». Лучшая она потому, что базируется на огромном массиве архивных документов. Перечень источников занимает 16 страниц. У себя на сайте я поблагодарил читателей и объявил, что больше мне писать нечего. А писать нечего мне по той причине, что я не поэт и не писатель, а военный историк. Моя деятельность определяется объемом доступных мне источников. То, что можно было выцарапать из советских полузакрытых архивов я, как мне представляется, выцарапал.

Mark Solonin
Фото из личного архива Марка Солонина / WAS

В конце 2013 года в Киеве произошел Майдан, а потом произошел «Крымнаш», и много чего еще изменилось в России. Я сильно сомневаюсь, что в нынешней политической ситуации меня снова подпустят хотя бы к тем документам, которые я уже однажды смог увидеть. Доступа к новому серьезному массиву документов нет, а заниматься графоманией и высасыванием версий из пальца мне неинтересно и незачем. Я должен держать планку, к которой успели привыкнуть мои читатели.

Лекция Марка Солонина «Планы Сталина и катастрофа 41-го года»
Киев, пространство mOre, 19:00
Цена билета в зал и доступа к онлайн-трансляции — 350 гривен.

Популярное: