Как противостояние олигархов чуть не погубило Карфаген

Карфаген — олигархическое государство древности, власть в котором принадлежала родовой финикийской знати. Основным занятием благородных была торговля и угнетение подконтрольных ливийцев, а любимым делом — борьба за власть. О ней они не забывали и во время войн, с еще не вечным, но уже грозным Римом.

Империя торгашей

В 825 году до нашей эры переселенцы с финикийского города Тир основали город Карфаген на средиземноморском берегу Северной Африки. На протяжении 5–3 веков мигранты ввели войны с греками за контроль над торговыми потоками из Финикии, Египта, Малой Азии и Сахары. Финикийцы в итоге победили, город богател и взял под контроль Побережье Северной Африки, Западную часть Сицилии, Южную Испанию, остров Сардинию. Важной статьей доходов Карфагена была торговля металлом и рабами.

Рост влияния Карфагена спровоцировал конфликт с еще молодым, но хищным Римом. Римлянам было мало Северной и Центральной Италии, они хотели получить контроль над всем Средиземноморьем и стремились к гегемонии. В результате между Карфагеном и Римом, начиная с 3 века до нашей эры, произойдет серия из войн, названных Пуническими.

Территории Карфагена в 264 году до н.э. Карта: Aldan-2 / CC BY-SA 4.0

Финансисты против армейцев

Во время Первой пунической войны в Карфагене возник конфликт между двумя группами аристократов — купцами и военными. Первые пытались влиять на вторых, снижая и увеличивая спонсирование военных кампаний.

Благодаря войне усилились позиции семьи Баркидов, чей представитель Гамилькар командовал армией, воюющей с Римом в Сицилии. Высокий чин командира он получил в 247 году до нашей эры. К тому моменту Карфаген  уже основательно проигрывал войну, поэтому победы Гамилькара сразу же сделали его чрезвычайно популярным в народе. При помощи флота он опустошил южный носок «итальянского сапога» и вернулся на Сицилию. Но в 241 году до н. э. флот Рима потопил корабли Карфагена и Гамилькар остался без снабжения. Карфагеняне признали поражение и обязались выплатить 200 талантов серебра сразу и еще 2 тысячи — в течение 10 лет.

Но был еще один долг, перед наемниками, которые 6 лет лили свою кровь на сицилийские камни. Гамилькар понимал, что денег нет, поэтому пытаясь избежать бунта, отправлял бойцов в Африку малыми группами. Ситуацией решили воспользоваться враги полководца в Карфагене.

Еще до поражения они урезали финансирование армии и пустили кампанию на самотек, а когда Гамилькар заключил мир, его объявили виновником поражения. Проводником политики олигархов стал правитель карфагенской Ливии и противник Гамилькара — Ганнон Великий.

Карфагенский военачальник и государственный деятель Гамилькар Барка. Источник: «Исторический словарь Крабба», 1825 год / EastNews

Скупой платит дважды

Пока Гамилькар наводил порядок в Испании, Ганнон собрал наемников в городе Сикка к западу от Карфагена. В ожидании платы, воины пьянствовали и запугивали местное население. В один из дней перед армией выступил Ганнон, который от имени Совета знати заявил — денег нет, им могут только часть 6-летнего жалованья.

Последующие события покажут, что финансы у олигархов были. Но наемники, набранные в Ливии, Испании, Греции, анализировать не стали и ожидаемо начали бунтовать.

Ганнон и его союзники рассчитывали, что наемный сброд ограничится разорением окрестных селений, а авторитет Гамилькара и всех Баркидов будет подорван. Однако ситуация вышла из-под контроля. Солдаты выбрали вожаков — бывшего раба Спендия, ливийского рекрута Матоса и кельта Автарита. Лидеры привели войско в город Тунет, стоявший в нескольких днях пешего пути от Карфагена. Национальный состав воинства описал древний историк 1 века до н. э. Диодор Сицилийский:

«Иберы, кельты, островитяне-балеарцы, ливийцы, финикийцы, лигуры и греческие рабы-полукровки, — они-то и были те, кто взбунтовался».

20-тысячная армия, закаленная шестилетней войной, стояла у ворот столицы. Карфагенская знать осознала, что ее козни против Гамилькара зашли слишком далеко.

Ганнон объявляет наемникам о пустой государственной казне. Источник: «Комическая история Рима» / Bradbury, Evans & Co, London, 1850s

Начало восстания

Посольство карфагенян прибыло в лагерь восставших и пыталось договориться. Город был готов выплатить жалование в полном объеме, но воины чувствовали слабость нанимателей и требовали неустойку. Спендий и Матос так раскачали толпу, что она забивала камнями всех, кто выступал за компромисс. Послов Карфагена скрутили и заковали в цепи. Внутренняя политическая борьба обернулась войной, но не с внешним врагом, а с собственной армией.

Наемники послали гонцов к ливийцам, призвали местных браться за оружие и громить карфагенян, которые столетиями угнетали их. В лагерь бунтовщиков потянулись добровольцы и провиант. Матос и Спендий начали чеканить свои монеты, на которых было написано – «монета ливийцев». Бунт наемников грозил перерасти в основание нового государства.

Покончить с сепаратистами доверили самому Ганонну. О нем Полибий писал: «не умел пользоваться благоприятными моментами и вообще оказывался неопытным и неловким». Полководец привел свою армию к осажденному повстанцами городу Утике. Воинов у него было меньше и ставку Ганнон сделал на боевых слонов. «Танковый» прорыв сотни многотонных животных во фронт армии наемников удался. Мятежники не выдержали потерь и отступили, однако сдаваться не собирались. Под руководством опытных бойцов ливийцы укрепились на заросших кустарником холмах и приготовились ко второму раунду.

У Ганнона, в отличие от Гамилькара, не было опыта ведения современной войны с равным противником. Он привык воевать с африканскими полудикими племенами, поэтому решил, что победил, и повел армию на отдых. Бунтари стремительно контратаковали карфагенян на марше и разгромили их. Наемники взяли обоз и осадные орудия, а Ганнон и остатки армии укрылись в городе. Через несколько дней произошла вторая битва и бунтари погнали противника с поля боя.

Карта боевых действий во время восстания наемников в Карфагене. Источник: Redtony / CC BY-SA 3.0

Кто, если не он

Восставшие перекрыли мосты через реку Баграда соединяющие Карфаген и материк. Город оказался в полной изоляции. Спасти столицу мог только Гамилькар Барка. Совет знати поменял свое отношение к полководцу и доверил ему 10-тысячную армию спасения, набранную из горожан и других наемников. Главной ударной силой войска стали 70 слонов.

Полководец заметил, что при сильном ветре область в устье Баграды засыпает песком, и через нее появляются броды. В одну из ветреных ночей Гамилькар форсировал реку, и армия получила пространство для маневра. Против карфагенян выдвинулось две армии общей численностью в 25 тысяч бойцов.

Когда два войска встретились в поле, Гамилькар притворился, что отступает. Бунтовщики ринулись догонять врага и расстроили боевые порядки. Неожиданно карфагеняне остановились и встретили мятежников стеной щитов. Наемники и ливийцы беспорядочно напирали, неожиданно с тыла по их порядкам ударила конница и слоны, которых Гамилькар ранее послал в обход. 6 тысяч бунтовщиков погибло, а 2 тысячи попали в плен. После этой битвы на сторону Карфагена перешло 2 тысячи всадников нумидийского принца Нараваса.

Вторую армию из самых стойких наемников полководец также разбил. 10 тысяч бунтовщиков погибло, а 4 тысячи пленили.

Карфагенские боевые слоны на гравюре Анри-Поля Мотта. Источник: Das Wissen des 20. Jahrhunderts , Bildungslexikon, Rheda 1931

Пленных не брать

Наемников и ливийцев, которые согласились воевать за Карфаген, Гамилькар берет в свою армию. Вожаки бунтарей поняли, что это удар по боевому духу их разношерстного войска, и решили повязать восставших кровью пленных карфагенян. Полибий писал:

«Всего до семисот человек, Спендий велел вывести за вал и отсечь им руки. После несчастным отрезали носы и уши; изувеченным перебили голени и заживо еще бросили в какую-то канаву».

Тех, кто пытался защитить пленников, забили камнями. Диодор Сицилийский писал:

«Гамилькар, претерпев от их жестокости, был вынужден отказаться от милосердия к пленным и налагать подобное наказание на тех, кто попадал к нему в руки. Соответственно, в качестве пыток, он подбрасывал слонам всех, кто был взят в плен, и это была суровая кара, так как те затаптывали их до смерти».

Реконструкция облика ливийского наемника и нумидийского всадника времен Первой Пунической войны. Источник: Theodore Ayrault Dodge / A HISTORY OF THE ART OF WAR AMONG THE CARTHAGINIANS AND ROMANS DOWN TO THE BATTLE OF PYDNA, 168 B. C., WITH A DETAILED ACCOUNT OF THE SECOND PUNIC WAR Houghton Mifflin Company, Boston & New York, 1891

Главное — маневр

Несмотря на решительные победы Гамилькара, ситуация оставалась сложной. К восстанию присоединилась Сардиния, и мятежники снова осадили Карфаген. Помощь пришла, откуда не ждали. Рим, боясь распространения восстаний на свои земли, запретил торговать с бунтарями и разрешил карфагенянам набрать наемников на своих территориях. Римляне выдали бывшему противнику 2 тысячи солдат, взятых в плен во время Сицилийской кампании.

Прекращение торговли с купцами Италии вызвали проблемы в армии наемников. Казна пустела, а ливийские племена больше не помогали. Конница Гамилькара нарушала снабжения их войска, а голод подрывал боевой дух. У лидеров восстания остался только один выход – дать решающее сражение.

50 тысяч мятежников шли по пятам малочисленной армии карфагенян, которая избегала сражения и выматывала противника в мелких стычках.

«Тогда обнаружилось на деле все превосходство точного знания и искусства полководца перед невежеством и неосмысленным способом действий солдата. В самом деле, Гамилькар истребил множество мятежников без битвы, потому что умел в небольших делах отрезать им дорогу к отступлению и подобно искусному игроку замыкать их», – пишет Полибий.

Умелыми маневрами Гамилькар заманил часть восставших в узкое ущелье Прион, которое стало их могилой. Наемники и ливийцы понимали, что пощады не будет, а драться сил не было. В лагере восставших начался голод, переросший в людоедство. Сначала съели пленников, потом рабов, а в итоге сильные воины стали с аппетитом поглядывать на слабых товарищей. В результате восставшие пошли на переговоры с карфагенянами.

Местность около Джебель Ресса - предполагаемое место, где Гамилькар заманил восставших в ущелье. Фото: WomEOS / Flickr / CC BY-SA 2.0

Конец восстания

Гамилькар заявил, что простит бунтовщиков, если они сдадут своих лидеров. Во время переговоров произошло недопонимание, и наемники взялись за оружие. Карфагенские слоны вытоптали войско мятежников, а уцелевших добили воины. Спендия, Автартита и других вожаков взяли в плен и распяли на кресте.

Из лидеров восстания в живых остался только Матос, который с небольшой частью мятежников укрепился у Тунета. Армия Карфагена осадила город, но неожиданной вылазкой Матос разгромил ее, а полководцев распял. Гамилькар приказал провести новую мобилизацию, но воинов все равно не хватало. Удивительно, но все это время Ганнон отказывался присоединить свои войска к общей армии. Примириться с Гамилькаром его заставил Совет знати.

Совместными усилиями полководцы победили мятежника в генеральном сражении. Ливиец Матос попал в плен и был казнен. В 238 году до н. э. Карфаген победил, но история с наемниками показала – город серьезно болен. И лечить его, возможно, уже поздно.

Что было дальше:

  • Восстание наемников было окончательно подавлено к 238 году до н. э. Гамилькар Барка стал еще популярнее среди карфагенян и отправился покорять Испанию, рассчитывая укрепить мощь государства и поквитаться с Римом. Он успешно завоевал почти весь Ибрийский полуостров, но в 228 году до н. э. погиб в бою.
  • Новым главнокомандующим стал его зять Гасдрубал, который продолжил завоевывать Испанию до своей смерти в 221 году до н. э. В качестве символа победы на полуострове Гасдрубал основал Новый Карфаген.
  • Следующим полководцем Карфагена стал легендарный сын Гамилькара, Ганнибал. Воспитанный отцом в ненависти к римлянам, Ганнибал уже к 218 году до н. э. развязал войну, захватив союзный Риму испанский город Сагунт. Началась Вторая пуническая война, которая внезапно поставит под угрозу существование Рима.
Популярное: