4099

Гетманское СБУ: кто сидел на подвале Державной стражи Скоропадского?

9 августа 1918 года председатель правительства Украинской Державы Федор Лизогуб и министр внутренних дел Игорь Кистяковский подписали «Закон об Уставе Державной Стражи». Так появилась одна из самых эффективных украинских спецслужб периода революций 1917–1921 годов.

Летом в Киеве в 1918-м уже забыли революционную разруху — апрельский переворот гетмана Павла Скоропадского против Центральной Рады, казалось бы, успокоил киевлян и гостей столицы. Публика потянулась в рестораны, театры, варьете. Из большевистской России, охваченной гражданской войной, в Киев бежали литераторы, художники, звезды театра и кино. Бывшие имперские чиновники шли на сотрудничество с администрацией гетмана даже под сине-желтыми флагами малопонятной им Украинской Держав. Среди чиновничества ходили взаимоисключающие слухи: говорили, что Скоропадский скоро закончит «играть в украинство» и возьмется спасать Великую Россию от «красной чумы», с другой стороны утверждали, что гетман сможет построить крепкую независимую Украину.

Впрочем, уже в нескольких километрах от Киева начиналась другая жизнь — надорванное войной хозяйство, несбывшиеся надежды на получение земли и гражданских свобод. В регионах анархистские и большевицкие элементы пытались «оседлать» протестные настроения рабочих и крестьян, объединяли силы с прицелом на восстание и украинские республиканцы.

КРАСНАЯ УГРОЗА

Но наибольшую опасность представляли большевистские дипломаты, которые вели переговоры с гетманским правительством. Пока украинская делегация договаривалась о признании границ, возмещение за зимнюю агрессию 1917–1918 годов, сами большевики, затягивая переговоры, перевозили из России тонны агитационной литературы и огромные суммы на развитие красного подполья. Противостоять этим вызовам мог только действенный силовой аппарат. Так появилась Державная стража. Из-за нехватки ресурсов и кадров разные ее департаменты работали как полиция, пограничная служба, государственная разведка и спецслужба.

Уже к концу августа аппарат Стражи заработал на полную: ее служащие «паковали» активистов Всеукраинской железнодорожного забастовки, охватившей всю отрасль, разгоняли демонстрации российских монархистов в Киеве, ловили банды, грабившие пассажирские поезда, а осведомительный отдел раскрывал большевистских агентов. Стражи узнали, что председатель мирной делегации украинских коммунистов Христиан Раковский лично перевез в Украину 50 миллионов рублей для большевистского подполья. Вместе с делегацией и работниками консульств в Украине пользовались дипломатическим иммунитетом около 1 000 подрывников. Последствиями их работы стали взрывы артиллерийских складов в Киеве и в Одессе, убийство командующего немецкими войсками в Украине генерала Айхгорна и покушение на жизнь самого гетмана Скоропадского.

КАНЦЕЛЯРСЬКИЙ РОМАН

В сентябре за Раковским вела наблюдение госпожа Абдул-Захидова — сестра гетманского адъютанта Натансона. Оказалось, что Раковский постоянно встречается с одной из работниц Государственной канцелярии гражданкой Крестинской. Впоследствии у этой дамы был проведен обыск — «служебный роман» Раковского завершился. В октябре за хранение антигосударственной литературы стражи арестовали гражданина России Зверева. Однако Раковский, чтобы спасти ценного курьера, задним числом включил его в состав дипломатической делегации.

Осенью в штабе гетмана уже знали об активной подпольной сети большевиков в рабочих районах юга и востока Украины, имели ориентировки и характеристики ее активных деятелей. Было установлено, что агенты получают 500 рублей ежемесячно и 10 — суточными во время командировок. В приграничном российском Орле находился отель «Прага», где они проходили последний инструктаж перед отправкой в ​​Украину, там же впоследствии отчитывались о результатах подрывной деятельности.

Стража занималась не только масштабными проектам — не гнушались и подслушиванием антигосударственных разговоров в кабаках. Так, в Екатеринославе (соврменном Днепре) была записана кричалка «Від Києва до Берліна — самостійна Україна». А некоторые застольные песни российского монархического офицерства заставили министра Кистяковского издать приказ о депортации этих людей в Россию, «чтобы они могли на деле, а не в ресторанах проявлять свою преданность политическим идеям».

Однако труд Державной стражи умножило на ноль поражение Германии в Первой мировой войне. Гетман вынужден был «переобуться в воздухе» и выдать «Грамоту о воссоединении с Россией», чтобы заручиться поддержкой Антанты. Это вызвало массовое восстание, которое возглавила Директория УНР под руководством Симона Петлюры и Владимира Винниченко.

ЧИТАЙТЕ ДАЛЬШЕ РАБОТУ НАД ОШИБКАМИ УКРАИНСКИХ ПОЛИТИКОВ 1918 ГОДА.

Автор: Максим Мирошниченко, исследователь периода Украинской революции, ветеран АТО

Поделись историей

Facebook Telegram Twitter