67536

От «ребенка для Гитлера» до немецкой принцессы — непростая судьба темненькой из АВВА

Жизненный путь солистки шведской поп-группы АВВА Анни-Фрид Лингстад был ​​непростым и тернистым. Ее мать, норвежка Сюнни Люнгстад, умерла, когда дочери было всего 2 года. Отец — сержант СС немец Альфред Хаазе, находился в Норвегии в составе оккупационных войск. По причине того, что отец ребенка был немцем, Сюнни с маленькой Анне пришлось переехать в Швецию.

Так кто же Фрида на самом деле — «ребенок для Гитлера» или жертва войны?

В 1935 году в нацистской Германии начала действовать программа «Лебенсборн», которая поставила за цель создание новой «арийской расы» из детей, чьи родители были голубоглазыми, светловолосыми, полностью здоровыми и имели доказанное «арийское» происхождение до третьего колена. Жениться было не обязательно. Ребенок таких родителей мог остаться с матерью или, в случае отказа матери, попадал в специальный детский дом. Там ему давали старонемецкое имя и воспитывали согласно идеям нацизма.

«Подари ребенка фюреру!» — таким был девиз организации.

Родильный дом «Лебенсборн». Фото: Bundesarchiv, Bild 146-1973-010-11 / CC-BY-SA 3.0

Как жили «дети для Гитлера»

С началом Второй мировой Гитлер требовал все больше таких «подарков». Филиалы «Лебенсборн» появились на оккупированных нацистами землях. Главное условие — чтобы отцом ребенка был военнослужащий СС. Кроме того, специальные команды «Лебенсборн» отбирали голубоглазых и светловолосых детей. Их забирали на воспитание в спецдома, а родителей расстреливали. Забирали даже младенцев. Всего с оккупированных территорий во время войны в Германию было вывезено более 250 000 детей.

В одном из своих выступлений Генрих Гиммлер отмечал: «Меня не интересуют детали того, являются ли они русскими, или чехами, если эти люди могут дать достойное пополнение нашей крови. Если нужно, мы похитим их детей и воспитаем в нашей стране». Особое внимание нацисты уделяли скандинавским странам, в частности Норвегии и Дании.

Норвежцы, по мнению идеологов организации, были близки к «арийскому» идеалу. Поэтому связи эсэсовцев с норвежскими женщинами всячески одобрялись. Оккупация Норвегии продолжалась долгих 6 лет, за это время официально родилось 12 000 детей от немецких солдат. По неофициальным данным, их было значительно больше. В Норвегии действовала наибольшее количество филиалов «Лебенсборна» — 6 Домов Матери, где женщины под присмотром и опекой рожали детей от эсэсовцев, и 3 Дома ребенка, куда детей можно было отдать на воспитание.

После окончания войны деятельность «Лебенсборна» признали преступной. Доказать факты преступлений трудно — архивы организации в Германии и на других территориях было уничтожены. Но в Норвегии они частично уцелели. Поэтому судьба детей, рожденных от нацистских оккупантов, была мрачной — их унижали, избивали, насильно забирали в специнтернаты, считали умственно отсталыми.

Известен случай Пауля Хансена, чьей матерью была норвежская уборщица, а отцом — офицер Люфтваффе. Мать отдала его в «Лебенсборн» сразу после рождения. После войны он попал в специальную детскую колонию, где держали таких детей, а затем — в психиатрическую клинику. Уже во взрослом возрасте Хансен нашел свою биологическую мать, но она не приняла его и сказала, что он был такой не один.

Норвежские дети «Лебенсборна» вскоре объединились и смогли отстоять свои права. Правительство страны было вынуждено официально перед ними извиниться, выплатить компенсацию и признать «жертвами войны».

Программа «Лебенсборн». Церемония нацистского «крещения» чистокровных новорожденных. Фото: Bundesarchiv, Bild 146-1981-075-01 / CC-BY-SA 3.0

Семейная драма Фриды

Отец Лингстад, сержант СС Альфред Хаазе, после войны вернулся к своей немецкой семье. Мать Сюнни из-за травли вынуждена была бежать в Швецию. Говорят, что она была участницей «Лебенсборн». Но это было не совсем так.

Скорее всего, Сюнни родила дочь после бурного короткого романа с Хаазе. Об этом свидетельствует факт, что Анни-Фрид родилась в ноябре 1945 года — уже после освобождения Норвегии.  Но Сюнни боялась, что у нее отберут ребенка, поэтому после войны бежала в Швецию вместе с Анни и своей матерью Агнитой Корнелией Марией Люнгстад. Вскоре молодая мама умерла от почечной недостаточности — воспитанием Анне занималась бабушка.

ABBA в Нидерландах, 1976 год. Лингстад первая слева. Фото: Bert Verhoeff / Anefo / Nationaal Archief

Бабушка рассказывала Фриде, что ее отец погиб во время войны. Но Хаазе, полный сил и здоровья, жил в Германии, работал кондитером. Он мог догадываться о рождении норвежского чада, но не подозревал, что известная на весь мир «темненькая» из АВВА — и есть его дочь.

Впервые они встретились в 1977 году благодаря молодежному журналу Bravo. В интервью этому журналу уже популярная тогда солистка сказала, что ее отца звали Альфред Хаазе. Статью увидел его сын, и вскоре Анни и Альфред встретились.

При встрече она задала Хаазе проверочный вопрос: «Что вы подарили маме во время вашего первого свидания?». Он ответил: «Мешок картофеля». Ответ знали лишь Анни-Фрид и ее бабушка и это было чистой правдой. В оккупированной Норвегии были проблемы с едой, поэтому такой подарок прежде всего был проявлением заботы. Они поддерживали общение, но теплых отношений между ними не сложилось. Отец певицы умер в 2009 году.

По иронии судьбы, в 1992 году Анни-Фрид вышла замуж за немецкого князя Генриха Руццо Рейсс фон Плауэна и получила титул Ее светлость принцесса Анни-Фрид Рейсс фон Плауэн.

Автор: Дмитрий Трус

Читайте далее о молодых хулиганах и неформалах Третьего Рейха.

Поделись историей

Facebook Telegram Twitter