Теракты в Москве случались до и после. Три взрыва в один день — никогда.

8 января 1977 года, 17:33 — бомба, рванувшая в вагоне метро на перегоне между станциями «Измайловская» и «Первомайская», убила 7 человек. Более 30 получили ранения.

18:05 — взрыв в продуктовом магазине на улице Дзержинского, неподалеку от штаб-квартиры КГБ. Несколько человек получили травмы.

18:10 — взрывной волной разбросало мусор из чугунной урны возле магазине на улице 25 октября. Никто не пострадал.

Подобных диверсий против мирного населения советская власть не знала более пятидесяти лет. С охоты на экстренное совещание вызвали генсека Леонида Брежнева, КГБ включило режим full power. Сняли обшивку вагона, тщательно вскрыли тела погибших, собрали и растопили снег в радиусе десятков метров вокруг урны. Нашли осколок эмалированной кастрюли-утятницы харьковского завода, ошметки сумки из бежевого кожзама, стальные детали, фрагменты часовых механизмов, клочки газеты «Советский спорт».

Утятница, взорвавшаяся в метро, была набита металлическим ломом с природным содержанием мышьяка в составе. Установили месторождение — в Крыму. Поставки оттуда шли в Украину, Прибалтику и на Кавказ. Под особое подозрение попали «бандеровцы», литовские, армянские и грузинские националисты.

По кусочкам реконструировали внешний вид сумки, сделали модель, снимки разослали по всему Союзу. Дальше повезло. Молодой стажер-кагэбист в аэропорту Ташкента увидел похожую сумку в руках у пассажирки. На ярлыке указан производитель — Ереванская кожгалантерейная фабрика.

Фотография сумки из ориентировки, разосланной после взрывов 1977 года в Москве. Источник: архивы КГБ Литвы / kgbdocuments.eu

Спустя десять месяцев, в ноябре 1977 года, на Курском вокзале Москвы нашли бесхозную сумку. Внутри — 3 бомбы. Не взорвалось чудом, села батарейка детонатора. Также террористы оставили в сумке синюю куртку с нашивкой из Еревана и шапку-ушанку с несколькими черными кудрявыми волосами.

КГБ получило исчерпывающее описание: курчавый брюнет, путешествует без верхней одежды и сумки. Скоро с поезда «Москва-Ереван» сняли 31-летнего рабочего Акопа Степаняна и его спутника, 24-летнего художника Завена Багдасаряна. Оба не имели при себе вещей и не могли объяснить цель поездки в столицу.

Во время обыска в квартире Степаняна нашли карту московского метро и 17 элементов, из которых можно было собрать бомбу, подобную взорвавшейся на перегоне «Измайловская» — «Первомайская». Агентурные данные, изучение переписки и прослушка дали следствию возможность предъявить организатора терактов. Им КГБ назвал известного диссидента, 32-летнего Степана Затикяна, одного из основателей подпольной Национальной объединенной партии Армении (НОП).

Акоп Степанян. Источник: АиФ / aif.ru
Завен Багдасарян. Источник: АиФ / aif.ru
Степан Затикян. Источник: АиФ / aif.ru

Программа НОП предполагала выход Армении из СССР путем референдума. Затикян отсидел 4 года по статье «антисоветская агитация и пропаганда», после освобождения попытался добиться разрешения на выезд заграницу, но получал отказы. Следствие заявило, что дома у Степана Затикяна найдена схема бомбы, начерченная его рукой.

Суд был закрытым. Проверить обоснованность обвинения уже не представляется возможным. Багдасарян признал вину полностью. Степанян признался сам, но отрицал причастность Затикяна. Затикян все отрицал и даже саму правомочность суда «поскольку жидороссийская империя — не есть правовое государство».

Верховный суд СССР признал всех троих виновным в терроризме. Через пять дней после приговора их расстреляли.

Читайте дальше, кем были первые бомбисты в Российской империи.

Все истории (214)

Поделись историей

Facebook Telegram Twitter