8074

После Полтавы. Как мать султана приказала «пожрать» Петра

Шведский король Карл XII, находясь на османских землях, пытался отомстить Петру I за поражение под Полтавой 8 июля 1709 года. За помощью он обратился к первой женщине в Османской империи. Что из этого вышло, рассказывает писательница, исследовательница османской истории Александра Шутко.

После Полтавской битвы Карл XII и гетман Иван Мазепа со своими приближенными оказались во владениях Османов — в Бендерах. Однако и там шведы с украинцами представляли угрозу для государства Петра I. Поэтому царский дипломат Петр Толстой получил кучу золота для продвижения московских интересов в Стамбуле. Подкупом он смог убедить великого визиря Чорлулу Али-пашу не нарушать мирных договоренностей с царем. Толстой даже планировал организовать выдачу Мазепы, но не получилось — старый гетман вскоре умер.

Чтобы противостоять интригам Толстого, Карл XII через крымского хана связался с валиде Гюльнуш — матерью султана Ахмеда III и невесткой султаны-украинки Хатидже Турхан. Лишь после вмешательства валиде удалось снять с должности Чорлулу Али. Она так восхищалась молодым шведским королем и его военными подвигами, что называла его «мой лев» и как-то даже заявила сыну-султану:

«Когда же, наконец, ты поможешь моему льву пожрать этого царя?»

Ахмед III ценил мнение матери, поэтому решил сменить мирную политику в отношении Московского царства: 20 ноября 1710 года он объявил Петру войну. Валиде выделила личные средства на подготовку османского войска к походу.

Весной 1711 года Петр пошел в поход на османскую Молдову. Летом возле села Стенилешть состоялась решающая битва — московское войско проиграло и было окружено. Царь пошел на переговоры, во время которых подкупил великого визиря Балтаджи Мехмеда-пашу — тот согласился отпустить разбитую армию Петра. По легенде, его жена Екатерина I, сопровождавшей царя в походе, отдала все свои украшения на взятку для визиря.

Сцена столкновения между Карлом XII и янычарами во время штурма его дома в Бендерах. Автор A. Tholey

Такая продажная дипломатия Османов возмутила короля Карла, стремившегося взять царя в плен, и требовал продолжения боевых действий. Его посланник генерал Станислав Понятовский доложил Ахмеду III о корыстных мотивах визиря в примирении с Петром I. Вскоре Балтаджи Мехмеда сняли с должности великого визиря. Но это не помешало султану ратифицировать Прутский мир с Москвой.

После этого Османы пытались отправить Карла XII со свитой в Швецию. Но то был против, считая, что таким образом его хотят выдать Петру I, который мог захватить своего противника по дороге домой. Шведский монарх требовал у султана денег, целую армию для сопровождения и гарантии безопасности во время путешествия.

Великий визирь Силяхдар Сулейман-паша попросил у Ахмеда III приказ о принудительном выдворении Карла. Но это не подействовало — швед отказывался покидать османские земли. Тогда бендерский паша Исмаил вместе с татарским войском и янычарами взял приступом дом, в котором забаррикадировался Карл XII с ближайшим окружением. После многочасового боя нападавшие огнем выкурили шведского короля. За бесстрашие турки прозвали его Демир Баш. Он вышел не сдаваться, а саблей проложить себе путь в другое здание. Однако не успел — его скрутили и посадили в тюрьму.

Лишь после вмешательства валиде Гюльнуш удалось уладить этот конфликт. Она написала два тайных послания Карлу с подписью Дервиш-эфенди. В первом письме от 2 апреля 1713 года мать султана сообщила, что занимается делом шведского короля, который стал жертвой жестокого обращения отступников. Во втором — заверила шведа в безопасной отправке на родину: «У Вас нет причин унывать и верить хотя бы слову из уст врагов — главные враги сейчас повержены, других же — одного за другим — постигнет несчастье. В дорогу Вы отправитесь через 10 или 15 дней…».

Вскоре сняли с должностей всех обидчиков Карла XII. 21 ноября 1714 года он тайно, без военного сопровождения и в неприметной одежде, добрался до Швеции, чем вызвал невероятную радость подданных.

ДАЛЕЕ ЧИТАЙТЕ ОБ ИУДЕЙКАХ НА СЛУЖБЕ ОСМАНСКИХ СУЛТАНОВ.

На обложке: портрет валиде Гюльнуш. Конец 17 века. Аноним. Музей дворца Топкапы. Фото предоставлено Александрой Шутко

Поделись историей

Facebook Telegram Twitter