11732

Сербские «Роксоланы» — звезды султанского гарема 15 века

Мара Бранкович — жена султана Мурада II и мачеха Мехмеда II — стала героиней докудрамы Rise of Empires: Ottoman, вышедшей в январе 2020 года на Netflix. По сюжету Мара поддерживала своего пасынка Мехмеда II и даже по возвращении на родину действовала в интересах Османской империи.

Действительно, в свое время сербки-христианки были в османских гаремах не менее влиятельными, чем украинки. О судьбе двух выдающихся сербских султан рассказывает исследовательница османской истории Александра Шутко.

Браки с христианками

Османские султаны, по традиции имевшие большие гаремы, только с 16 века начали открыто сожительствовать со своими наложницами. До этого они заключали официальные браки с принцессами христианских правителей. Первым султаном, имевшим несколько жен-христианок, стал потомок Османа I, бей Орхан, правивший в 1324–1362 годах. Самая известная из его жен — византийская принцесса Нилюфер-хатун, которую до принятия ислама звали Олофирой. Она стала матерью следующего султана Мурада I, женившегося на дочери болгарского царя Ивана Александра Тамаре — еврейке по материнской линии.

Царь Шишман привозит свою сестру Султану Мураду I. Иллюстрация: John Harris Valda, 20 век

После поражения в Косовской битве в 1389 году Сербия стала вассалом Османской империи. Дочь покойного князя Лазаря — Оливеру Деспину — отправляют в качестве жены в гарем Баязида I. Отказавшись обратиться в ислам, Деспина-хатун жила отдельно от султанского гарема в личном имении, куда часто наведывался султан. В народе говорили, что она спаивала венценосного мужа вином, запрещенным для употребления в исламе. После того, как в 1402 году Гроза Востока Тамерлан разбил войско Баязида I в битве возле Анкары, в его заложниках оказался не только султан, но и Деспина-хатун.

Византийский летописец 15 века Лаоник Халкокондил пересказывает в своей «Истории» страшные слухи: якобы Баязида посадили в клетку на золотую цепь. Он сидел и смотрел, как Деспину-хатун заставляли голой угождать Тамерлану и его гостям на пирах. Византиец пишет, что из-за такого унижения Баязид в клетке наложил на себя руки, после чего Деспину-хатун отпустили домой в Сербию. Но сербские и османские источники подтверждают только, что Баязид погиб в плену, а Деспина вернулась к семье. А вот грязные подробности султанского унижения, вероятнее всего, — византийская байка.

Мурад и Мара

В 1435 году внук Баязида I, султан Мурад II, женился на Маре Бранкович — дочери правителя Сербии Джураджа Бранковича и византийской принцессы Ирины Кантакузин. О браке договорились еще в 1431-м для поддержания мира, который османцы регулярно нарушали набегами.

Мара получила от отца ряд драгоценных украшений и ценных вещей на содержание своего двора в размере 200 тысяч дукатов, то есть почти $ 30 миллионов. Но Мурад II отказался принять эти деньги, поэтому приданое осталось в распоряжении Мары.

Сперва Мара не заинтересовала Мурада II, который отправил ее из Эдирне, где располагался его двор, в Бурсу. Но позже отношения с сербкой улучшились. Она подружилась с четвертой женой султана Хюмой-хатун и ее сыном Мехмедом — будущим правителем Османской империи. Он в письмах иногда называл Мару матерью.

Несмотря на этот брак, баталии османов с сербами не закончились. Мара, не сменившая христианство на ислам, пыталась тайно переписываться с родственниками, извещая о планах султана. В 1441 году Мурад II приказал ослепить ее братьев Гргура и Стефана, находившихся тогда на территории Османской империи и, как подозревал султан, готовивших заговор. Несмотря на такое жестокое наказание, в 1444-м Мара инициировала заключения мирного договора османов с сербами, по которому последние смогли вернуть некоторые захваченные султаном земли.

После смерти Мурада II в 1451 году всех его наложниц выдали замуж за достойных пашей. Лишь жену-христианку Мару отправили на родину. Ведь новый султан Мехмед II желал продолжать мирные отношения из сербами. К тому же, официально подтвердил вассалитет сербского правителя Джураджа.

Религиозно-политическое влияние Мары

Мара с почестями вернулась в Сербию, жила тихо и набожно. Последний византийский император Константин XI Палеолог сватался к ней, но Мара ответила, что обещала Богу больше не выходить замуж, если он освободит ее от мусульманского рабства. Это мог быть дипломатический трюк, позволивший деликатно отказаться от нежеланного брака.

В 1456 году умер отец Мары, Джурадж Бранкович. Между его родственниками разгорелся конфликт. Младший сын-престолонаследник Лазарь сначала вел политику мира с османами, но узнав о планах Мехмеда завоевать Сербию, начал договариваться о военном союзе с венграми. Такую стратегию не поддержала вдова Джураджа, Ирина Кантакузин. Поговаривают, из-за этого ее отравили по заказу Лазаря.

Мара же, опасаясь за свою жизнь, вынуждена была переехать в захваченный Мехмедом II Константинополь, где пробыла два года. Тогда же султан Мехмед II подарил ей на македонских землях город Ежево (Ježevo) и окружающие села, а также монастырские земли возле Салоник и владения в области Дубочица.

В замке в Ежево и поселилась Мара. В 1469 году к ней переехала сестра Катерина. Вместе они основали мастерскую, в которой работали художники и ювелиры, а также скупали у мусульман христианские реликвии. Благодаря ее содействию из Константинополя были вывезены реликвии «Дары волхвов» и переданы храму Святого Павла на Афоне. Поговаривают, что Мара была чуть ли не единственной женщиной, которая там побывала.

Мара Бранкович. Изображение из монастыря Эсфигмен на Афоне, 1429 год

В 1471 году она снова посетила пасынка Мехмеда II в Константинополе, где заботилась о судьбе константинопольского патриарха, оказавшегося под властью султана. Тогда же при посредничестве Мары начались переговоры между султаном и Венецианской республикой, которые воевали почти 20 лет. За это она получила немалое денежное вознаграждение, которое положила на счет в генуэзском банке. А в 1478 году Мехмед II наделил Мару имениями неподалеку от Бурсы.

Умерла Мара 14 сентября 1487 года в Ежево, пережив на 36 лет мужа Мурада II и на 6 лет пасынка Мехмеда.

Читайте далее, как Роксолана боролась против Габсбургов.

Для коллажа использованы: миниатюра из летописного свода Ивана Грозного, где изображена Косовская битва, 16 век; картина «Одалиска» Чарльза Луи Мюллера, 19 век

Поделись историей

Facebook Telegram Twitter