65984

Страх и ненависть во Владивостоке: как НКВД боролся с китайской мафией

Квартал «Миллионка» во Владивостоке был проблемой имперских и советских властей, пока тотальная зачистка НКВД в 1936 году не удалила «преступную опухоль» из городского организма. WAS рассказывает о расцвете и падении этого места.

Любой крупный город имеет свои преступные «скелеты в шкафу». Почти все слышали о знаменитой киевской «Яме» — квартале «красных фонарей». Или о «поселке Котовского» в Одессе, где в темное время суток лучше было не появляться.

Каждый житель Владивостока знает о местном «чайнатауне» — квартале «Миллионка», полном опиумных курилен, притонов и ночлежек. Сейчас там находится арт-пространство об истории города, но век назад этот район был настоящей головной болью для властей.

После заключения Айгунского и Пекинского мирных договоров в 1858 и 1860 годах территории Приамурья и Уссурийска вошли в состав Российской империи. В это время был основан военный пост в бухте Золотой Рог, вскоре получивший статус города. В начале 20 века Россия переживала бурный индустриальный рост, Владивосток стал конечным пунктом Транссибирской магистрали, а промышленные и железнодорожные стройки привлекали огромное количество трудовых мигрантов.

Владивосток, квартал «Миллионка», 1930-е годы. Источник: Государственный архив Приморского края / arhiv-pk.ru
Владивосток, квартал «Миллионка», 1930-е годы. Источник: Государственный архив Приморского края / arhiv-pk.ru

«Миллионка» — так называли китайские кварталы в городах Дальнего Востока. Свои «миллионки» были и в Хабаровске, и в Благовещенске. Происхождение такого прозвища довольно банально — все из-за китайцев, которых, по ощущениям местных жителей, было очень много. Для города от таких кварталов была сплошная польза — недорогая рабочая сила всегда под рукой.

Для приезжих художников и писателей этот квартал казался экзотической изюминкой промышленного Владивостока, скрашивавшей безрадостное общее настроение города. Особенно волшебным казалось празднование китайского Нового года. Писатель Г.Т. Муров записал в своем дневнике: «… Вечером зажглись фонари, затрещали ракеты, хлопушки, заиграла музыка. Внимание прохожих привлекали ряженые в масках страшных чудовищ». В будние дни в «Миллионке» также не было скучно. Опиум, алкоголь, проституция — все способы унять душевную боль были сосредоточены в одном месте.

Вечерами и ночами в глубине квартала открывали свои двери игорные и публичные дома, а также наркотические притоны, предназначенные не столько для местных, сколько для гостей. Старшины китайских общин получали огромную выручку — именно тогда на страницах городских газет появилось зловещее слово «триада».

Мигранты из Кореи и Китая создавали на территории Приморья целые сети маковых плантаций для создания опиума. Наркотик сбывался в крупных городах Дальнего Востока, в том числе и во владивостокской «Миллионке». Наркодельцы скрывались в труднодоступной таежной зоне. Зачастую плантаторы были простыми крестьянами. Они отдавали китайским мафиози часть урожая с маковых полей для производства опиума.

Игорный дом. Квартал «Миллионка», 1933 год. Источник: Государственный архив Приморского края / arhiv-pk.ru
Один из притонов опиекурения. Фотоприложение к докладной записке ГПУ, Владивосток, Квартал «Миллионка», 1933 год. Источник: Государственный архив Приморского края / arhiv-pk.ru
Жилая квартира. Владивосток, квартал «Миллионка», 1930-е годы. Источник: Государственный архив Приморского края / arhiv-pk.ru
Кухня. Владивосток, квартал «Миллионка», 1930-е годы. Источник: Государственный архив Приморского края / arhiv-pk.ru

«Миллионка» пережила гражданскую войну, эпоху Дальневосточной республики и первые годы советской власти. Бандитская романтика, многочисленные мифы и легенды до сих пор являются неотъемлемой частью устной истории Владивостока. Одно время даже считалось, что именно в подвалах китайских лачуг белогвардейцы спрятали «золото Колчака».

В 1926 году во Владивостоке проживало около 30 тысяч китайцев. В первые годы новая власть в городе пыталась склонить на свою сторону пролетариев из Поднебесной — организовывать школы и рабочие кружки, но они продолжали жить традиционным укладом. Непробиваемая «блокада» китайцев по отношению к «варварскому» внешнему миру никак не пропадала. Советская милиция в 20-е годы пробовала точечными ударами бороться с противозаконной деятельностью, однако эта борьба осложнялась театром с подставными лицам. Один из отчетов НКВД 1929 года подробно описывает эту схему:

«…фактические содержатели притонов, живя на стороне от них, оперируют организованной сетью подставных лиц, с которыми и приходится иметь дело работникам милиции… Подставные лица, получая определенное вознаграждение в случае ареста и содержания под стражей, продолжают пользоваться материальной помощью своих „хозяев“ в виде разных сравнительно щедрых передач…»

После оккупации японцами Манчжурии в 1932 году, отношения между Японией и СССР накалились. «Чайнатауны» считались потенциальным рассадником японской агентуры, которая могла проникать туда под видом беженцев. Власти начинают методичное очищение квартала от «неблагонадежных элементов». Практически весь 1936 год НКВД работает на «Миллионке». Зачистка квартала сопровождалось репрессиями, до тысячи человек было расстреляно чекистами. Около 5 тысяч человек вернулись в Китай. Через два года 11 тысяч китайцев принудительно выслали на родину или в подготовленные для этого районы Казахстана.

Читайте дальше о загадочных событиях в Черновцах в конце 1980-х.

Автор: Никита Николаев

На обложке: Притон Морфиниловки, Владивосток, Квартал «Миллионка», 1933 год. Источник: Государственный архив Приморского края / arhiv-pk.ru

Поделись историей

Facebook Telegram Twitter