1909

Первой фавориткой Сулеймана Великолепного, которую Хюррем-Роксолана вытолкала из постели султана, была черкеска Махидевран. Она пережила соперницу и умерла в 81 год. По традиции, после смерти Махидевран рабов освободили. В составленном по этому поводу свидетельстве ытыкнаме указано, что большинство служанок имели шрамы на руках и лице, а у одного евнуха были отрезаны уши.

Неприятный факт из истории Османской империи объясняет исследовательница Александра Шутко.

Согласно описанию имущества, Махидевран владела 6 мужчинами (четверо были евнухами) и 14 женщинами африканского, балканского, кавказского и украинского происхождения. К сожалению, известны только их мусульманские имена.

Видимые следы телесных повреждений имели четыре из пяти украинок. Среднего роста, светлоглазая и белолицая Абиде — шрам на нижней челюсти; светловолосая Зейнеб — рана на лице; высокая светлоглазая Дильруба — шрам над левым глазом; среднего роста с серыми глазами и тремя родинками над бровями Махпейкер — шрам на правой руке; смуглая кареглазая Ферахшад — шрам на правой щеке.

Это может свидетельствовать о жестоком обращении со стороны Махидевран, гонористой дочери князя Айдара Темрюка. Венецианский посол Бернардо Наваджеро писал, что в 1526-м Махидевран из ревности избила Роксолану. Однако турецкие историки склоняются к мысли, что свои ранения служанки получили во время захвата в плен татарами. Коран предписывает хорошо относиться к рабам и освобождать их через 5–8 лет плена. Сулейман Великолепный придерживался этого правила. Вряд ли Махидевран посмела бы издеваться над женщинами.

Вероятнее, что раненые невольники попадали к Махидевран из-за ее финансовых проблем. В зависимости от возраста, красоты, состояния здоровья и навыков, люди стоили в Османской империи 16 века до 3000 акче ($ 9000). Сохранились сведения, как красивую целомудренную девушку продали в Бурсе в гарем паши за 2000 акче ($ 6000). Женщин со шрамами на лице богатые османы не покупали, поэтому они стоили всего 300–400 акче ($ 900–1200).

В 1553 году султан казнил за измену старшего сына Мустафу, а его мать Махидевран выслал из Стамбула в Бурсу. Женщину лишили финансового содержания. Она жила бедно и не имела денег на покупку рабов премиального класса.

На обложке: Османы с христианскими рабами на гравюре 1608 года; Salomon Schweigger / Akademische Druck 1608

168

11 ноября 1539 года Рустем-паша женился на единственной дочери Хюррем-Роксоланы от Сулеймана Великолепного. Путь к постели высокородной Михримах и, соответственно, на самые высокие должности в империи ему открыли… вши.

Османские мажоры начали борьбу за Михримах-султан, как только она достигла брачного возраста. Лучшим оружием стали доносы о болезнях.

Роксолана склонялась к кандидатуре наместника Египта, привлекательного и состоятельного боснийца Давуд-паши. Но он был болен сифилисом. Об этом доложил фаворит султана, губернатор Диярбакыра хорват Рустем-паша — и сам стал претендентом №1.

В ответ Давуд-паша распространил слух о том, что опухшее красное лицо конкурента объясняется проказой. Прислали врачей. При осмотре они увидели на рубашке Рустем-паши вошь. По тогдашним представлениям, вши не могли жить на прокаженных. Было решено, что жених здоров.

О случае быстро узнали за пределами султанского дворца. Рустема в народе стали называть «фартовой вошью». Шутили: «Сильным и счастливым сделаешь ты народ, если вовремя найдешь у себя вошь».

Когда пара поженилась, Михримах было 17, Рустему — 39. Брак с дочерью султана не гарантировал счастливого будущего. В любой момент жена, имевшая более высокий статус, могла бросить мужа. Но Рустем прожил с Мехримах до самой смерти — 21 год. Он два раза становился великим визирем (премьер-министром) Османской империи и нажил большое состояние.

319

Украинские заробитчане еще пятьсот лет назад считались хорошими специалистами в Османской империи. Автор исторических романов Александра Шутко нашла информацию об этом в реестре мастеров дворца Топкапы в Стамбуле за 1545 год. В документах указаны имена ремесленников, национальность и плата. В основном это были пленные боснийцы, албанцы, грузины, греки, немцы, французы, поляки и украинцы.

В 1545 году империей с помощью жены Хюррем-Роксоланы правил султан Сулейман Великолепный. Среди принадлежащих им 776 мастеров были 23 украинца: ткачи, кожевники, ювелиры, кузнецы. Все они, кроме одного оружейника Ивана, отуречились и приняли местные имена. Больше всего среди украинцев стало Юсуфов (аналог Йосипа, Иосифа). Также — Мурады, Хасаны, Рустемы, Гайдары.

Дворцовые ремесленники были рабами, но султан им платил и, как правило, через 5–10 лет работы даровал свободу. В 1545 году больше всех зарабатывал жестянщик Мустафа Челеби бин Кемаль — 35 акче (около $ 105) в день. Кожевник украинец Хасан ежедневно получал 20,5 акче ($ 61,5). В среднем украинские мастера зарабатывали в день 8–14 акче ($ 24–42).

В более поздних реестрах 17 века перестали упоминать национальность мастеров. Указано лишь, что они были «рабами Аллаха», то есть пленными. В 18 веке во дворце работали уже только местные мусульмане.

398

Эта армия называлась австрийской, но воевать в ней выпало еще и сербам, хорватам, венграм, итальянцам. 230 лет назад все они собрались у румынского города Карансебеш, чтобы бить турков. Но помешал самогон.

Шла седьмая по счету русско-турецкая война: султан Абдул-Хамид I желает освободить Крым и закрепить за собой Грузию. Австрия — часть Священной Римской империи. Император Иосиф II вступает в войну на стороне подруги, Екатерины II.

17 сентября 1788 года передовой кавалерийский отряд стотысячной австрийской армии форсирует реку Тимиш на территории современной Румынии. Солдаты рассчитывают найти там турецкий лагерь. Вместо этого обнаруживают табор ромов с большими запасами самогона на продажу.

Прибывший следом отряд пехотинцев хочет присоединиться к гулянке, но кавалеристы отказываются делиться. Завязывается драка, начинается стрельба. В общей неразберихе кто-то крикнул «Турки!». Другие солдаты поверили. Кавалеристы пытаются отступить на противоположный берег реки, где располагаются основные силы армии. Там их принимают за османскую конницу и встречают картечью.

Ситуацию усугубляют темнота и языковой барьер: австрийские, сербские, венгерские, итальянские солдаты не понимают друг друга. Крики на незнакомых языках принимаются за турецкие команды и кличи. В развернувшемся побоище никто не может отличить своих от чужих.

Одни солдаты были убиты на поле боя. Другие погибли при паническом отступлении, когда под ними рухнул мост. Император Иосиф II в давке сброшен с коня в реку. Турецкая армия прибыла на место только два дня спустя — и обнаружила поле, усеянное тысячами тел противников.

Все истории (191)