124

Отравление заграницей было для советских спецслужб традиционным методом устранения врагов государства.

В 1918 году в Ленина стреляла Фанни Каплан. Говорили, что пули были смазаны рицином. Это так впечатлило революционера, что он распорядился создать в Москве лабораторию по изучению ядов — «Особый кабинет».

В 1930-х токсикологическая «Лаборатория X» была сформирована при НКВД. Главной задачей стала разработка ядов, смерть от которых будет похожа на естественную, и поиск новых способов введения.

Генерал госбезопасности Павел Судоплатов утверждал в мемуарах, что до и после Второй мировой токсикологов привлекали для ликвидации неугодных лиц по прямому решению советского правительства.

С «Лабораторией X» связывают и убийство в 1959-м Степана Бандеры. Операцию провел уроженец Галичины, спецагент Богдан Сташинский. За два года до этого, в том же Мюнхене он убил Льва Ребета, лидера фракции ОУН(з).

Для выполнения обоих заданий Сташинскому привезли из Москвы устройство из двух алюминиевых цилиндров, стреляющих ампулами с раствором цианистого калия. Агент купил собаку и провел на ней испытание в ближайшем лесу. Убедился, что выстрел почти беззвучен, а смерть наступает быстро.

Адрес Бандеры, жившего в Германии под именем Стефана Попеля, Сташинский нашел просто в телефонном справочнике. Несколько месяцев следил. По слепку сделал ключ к двери в нужном подъезде.

Сташинский поджидал Бандеру внутри. У того были заняты руки — в одной пакет с томатами, в другой — ключи. Убийца поднял завернутый в газету пистолет и выстрелил жертве в лицо. Бандера вдохнул ядовитые пары и умер от закупорки сосудов в мозгу.

В Москве агенту «за выполнение важного государственного задания в исключительно трудных условиях» вручили орден Красного Знамени, подарили фотоаппарат «Контакс» и повысили зарплату.

Все истории (191)